Главная      Статьи

Для простого солдата.

Учрежденный 200 лет назад Георгиевский крест был самой демократичной наградой России.

Интервью Валерия Шабанова и Сергея Патрикеева сайту СтранаRU
26 февраля 2007 года.


Ровно 200 лет назад, 25 (13) февраля 1807 года российский император Александр I учредил Знак отличия Военного Ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия, который жаловался только нижним чинам, отличившихся "противу неприятеля отменной храбростию". За время существования ордена и его знака отличия правила пожалования и сам вид этой награды несколько раз изменялись, но неизменным оставался ее высокий статус. За 110 лет существования этой уникальной награды, чести "носить, не снимая", Георгиевский крест были удостоены более двух миллионов человек. Об истории награды, ее современной значимости и ценности корреспондент Страны.Ru Наталья Елисеева побеседовала с историком-архивистом Валерием Шабановым и экспертом Русского департамента аукционного дома "Кристи" Сергеем Патрикеевым.

- Орден св. Георгия (полное название - Императорский Военный орден святого великомученика и Победоносца Георгия) был официально учрежден Екатериной II 26 ноября 1769 года. Валерий Михайлович, чем было вызвано появление в 1807 году еще одного знака отличия, обычно называемого Георгиевский крест? Что конкретно подтолкнуло Александра I к подписанию Манифеста о его учреждении?

Валерий Шабанов: - С восшествием на престол Александра I в российской наградной системе произошло возвращение к тем принципам, что сложились в царствование Екатерины II и которые фактически были упразднены в царствование Павла I. Вот в этом ключе и нужно рассматривать не только Манифест об учреждении знака отличия военного ордена Святого Георгия, но и указы о фактическом восстановлении других российских императорских орденов. Что же касается конкретно учреждения Георгиевского креста, то на тот период, когда начиналась эпоха наполеоновских войн, не существовало какой-то единой награды для нижних чинов, совершивших особые подвиги во время военных действий. И, конечно же, с принятием Манифеста об учреждении знака отличия военного ордена Святого Георгия была заполнена определенная пустота в русской наградной системе. Надо сказать, что Георгиевский крест оказался наградой жизнеспособной, массовой и просуществовал плоть до 1917 года.

-В соответствии с императорским Манифестом Георгиевский крест невозможно получить просто так. Заслужить "Егория" можно было только настоящей храбростью и бесстрашием в бою. За какие конкретные подвиги вручали этот крест?

Валерий Шабанов: - Действительно, эту награду можно было получить не просто за участие "в походах и делах против неприятеля", как тогда указывалось в формулярных списках, но и за проявление особой доблести. Например, солдат награждали Георгиевским крестом за захват особых неприятельских трофеев, за взятие в бою неприятельского знамени или штандарта, или применительно к нашим восточным противникам - туркам - различных бунчуков, флажков и значков. Солдат мог заслужить "Егория" за спасение жизни своему начальнику, а также за то, что первым выскочил из окопов и поднялся в атаку.

-Это была исключительно православная награда или известны случаи, когда Георгиевским крестом награждались представители других вероисповеданий?

Валерий Шабанов: - Георгиевский крест был наградой достаточно демократичной. Этим знаком воинского отличия награждались не только православные русские воины, но и солдаты других вероисповеданий. И даже солдаты-язычники, каковых было немало даже во время Первой мировой войны. Другое дело, что знаки отличия военного ордена в оформлении для солдат-иноверцев, имели свои внешние отличия. С момента учреждения и до 1843 года был полный демократизм - награды выдавали абсолютно всем одинаковые, вне зависимости от того, какого вероисповедания человек. Затем отдельным постановлением была введена особая форма креста для иноверцев, на котором изображение православного Святого Георгия заменялось на изображение российского государственного герба. Существует легенда, что многие иноверцы отказывались получать крест с изображением государственного герба, а говорили, что "мы хотим со всадником, а не с курицей".

Сергей Патрикеев: - Есть много мифов, связанных с нашей военной историей, в том числе бытует такое мнение, что часть иноверцев саботировала службу в русской армии. В частности, относительно еврейского населения существует мнение, что они вообще не участвовали в боевых действиях. Это, мягко говоря, неправда. Количество георгиевских кавалеров-евреев грандиозное. Вот вам пример. Полк идет в атаку. Ситуация сложилась неблагоприятная, и вместо того, чтобы окопаться и залечь, многие побежали назад. Не побежал только один. Этот еврей, Давид-Лейб Браум, как написано в тексте приказа о его награждении, "под сильным артиллерийским и ружейным огнем противника поднимал ударами приклада в спину нескольких залегших и не желавших идти вперед стрелков и самолично повел их в атаку". Именно его действия позволили удержать позицию.

На сегодняшний день среди 2,5 тысячи георгиевских кавалеров значатся десятки тысяч татар, огромное количество поляков, чеченцев, ингушей, кабардинцев, грузин, армян и за каждым стоит отдельная история. Есть чем гордиться! Что касается прибалтов, то среди награжденных Георгиевским крестом громадное количество латышей, литовцев - чуть меньше, а эстонцев практически нет, и я даже не знаю, с чем это связано.

- Сергей Борисович, вы сказали, что за каждым орденом стоит человек, его история. Что вас потрясло больше всего из этих историй?

Сергей Патрикеев: - Приведу два примера. Георгиевский крест - награда абсолютно индивидуальная, а обобщенных наград сразу нескольким людям в статуте не предусмотрено. Тем не менее, в одном приказе черным по белому записано: "крест на братскую могилу". Возникает вопрос, что подвигло командующего корпусом, имевшего право награждать Георгиевским крестом своих подчиненных, подписать приказ с такой формулировкой? Какой подвиг совершили эти люди? Вероятно, не было возможности даже идентифицировать солдат, захороненных в этой братской могиле. Там, наверное, такое крошево было. Тем не менее, такой необычный факт есть и за группой солдат за одним номером записан один крест.

Другой случай. Идут позиционные тяжелейшие бои августа 1916 года. Наши войска безуспешно пытаются прорвать полосы заграждения. Не получилось, и один погибший солдат остался между нашей полосой и полосой неприятеля. Август месяц, тепло, а он лежит неделю, две, три. Команды разведчиков постоянно пытаются до него добраться, чтобы достойным образом захоронить, а немецкие снайперы им не дают. И вот в конце августа месяца, вызывается очередная команда разведчиков, и они днем (!) просто каким-то чудом добираются до этого места. Ну, вы понимаете, август месяц - забирать особо нечего, причем, как достаточно скупо записано в документах, "даже в противогазе невозможно было более нескольких минут находиться рядом". Они, тем не менее, все равно собирают по кусочкам его останки в плащ-палатку, и под обстрелом, сами все раненые, доносят до своих окопов. Всех четверых солдат наградили. Как относиться к такому подвигу? В статуте ничего похожего нет даже близко. Но эти добровольцы пошли на верную смерть, чтобы просто вытащить тело месяц назад погибшего солдата.

- Известны ли случаи награждения Георгиевским крестом гражданских лиц?

Сергей Патрикеев: -Есть замечательный пример, который относится к периоду Первой мировой войны. Если посмотреть статут награды, то в нем записано, что этот знак отличия предназначался только для военнослужащих, но не для гражданских лиц и не для женщин. На самом деле, в Первую мировую Георгиевский крест получали и женщины. Кроме всем известной Марии Бочкаревой, сформировавшей женский "батальон смерти", еще несколько десятков женщин были награждены солдатскими крестами. Причем, есть награжденные и двумя, и тремя крестами, только полных кавалеров среди женщин нет.

Но вот случай более любопытный. Вообще в России не очень любили награждать иностранцев, а тем более, георгиевскими наградами. Но в 1916 году Георгиевским крестом был награжден абсолютно гражданский человек - корреспондент английской газеты "Таймс" Роберт Вильтон. Это был один из самых знаменитых английских корреспондентов, который проработал в России с 1902-го по 1921 год. Оказавшись на позициях 267-го пехотного полка, он стал свидетелем гибели командира батальона. Батальон стал отходить и Роберт Вильтон, прекрасно знавший русский язык, собрал отступающие части и повел их вперед. За этот подвиг англичанин был лично награжден императором и получил крест что называется "в изъятие статута". Так что с этим орденом Георгия очень много необычных вещей связано. Это был, пожалуй, самый демократичный орден.

-Солдатским "Егорием" награждались не только нижние чины, но и офицеры. Какие подвиги должны были совершить командиры?

Валерий Шабанов: - В 1917 году по постановлению Временного правительства стали награждаться солдатскими Георгиевскими крестами и офицеры. Причем в каждой части, в каждом полку создавались солдатские "георгиевские думы", которые и принимали решение о награждении. У нас в Российском государственном военно-историческом архиве сохранились даже протоколы таких импровизированных заседаний "дум", где большинством голосов солдатские кресты присуждались и младшим офицерам, и полковым командирам, и командирам дивизий, и командирам корпусов. Вот командующих армий пока что не выявлено. Среди награжденных солдатским георгиевским крестом - будущий советский маршал Александр Василевский, который на момент награждения в 1917 году был штабс-капитаном 409-го пехотного Новохоперского полка на Румынском фронте.

Сергей Патрикеев: - Я бы сказал, что более необычным являются документально подтвержденные факты награждения солдат офицерским орденом Георгия. В фондах РГВИА нам удалось найти такие документы, и мы знаем, как минимум, двух солдат награжденных этим орденом. Один - прапорщик Ингушского полка Константин Сакаев, а второй - артиллерист знаменитой 71-й артбригаты Иосиф Фирсов. В начале августа 1917 года на румынском фронте во время отступления погибли все командиры этой батареи. Она почти попала в окружение. И в этот момент Фирсов практически возглавил батарею, хотя был всего старшим фейерверкером. Он не только организовал защиту, но и сумел удержаться на позиции, "смелым действием орудий расстреливая в упор до последнего снаряда наступающую пехоту противника и жертвуя собой". На основании заседания "думы" он был представлен к награждению офицерским орденом Георгия и представлению, как положено по этому постановлению, в чин подпоручика, что и было утверждено 9 октября 1917 года.

- В декабре 1917 года Совнарком специальным декретом отменил Георгиевский крест. Когда был издан последний приказ о награждении Георгиевским крестом и кто был им награжден?

Валерий Шабанов: - Дело в том, что фактически награждение Георгиевскими крестами продолжилось, несмотря на их официальное упразднение Совнаркомом. На тех фронтах, командование которых не признало власти большевиков, награждения этим знаком отличия осуществлялись плоть до весны 1918 года. Затем практика награждения солдат Георгиевскими крестами продолжилась в Белой армии. Последний солдат, награжденный Георгиевским крестом был "не совсем русским". Это произошло в 1941 году в Русском охранном корпусе в Югославии.

Сергей Патрикеев: - А мне кажется, что последним следует считать награждение, которое состоялось в ноябре 1920 года на территории лагеря в Галиполи. Генерал Врангель наградил нижних чинов 1-го корпуса, и имел на это полное право.

-Сергей Борисович, за 200 лет существования этой награды ее получили более 2 млн человек. Наверняка эта награда имеет ценность не только моральную, но и материальную, и немалую.

Сергей Патрикеев: - Так исторически сложилось в нашей стране, что зачастую мы достаточно равнодушно смотрим на нашу достойнейшую историю и спокойно относимся к предметам этой истории. Такая же ситуация до недавнего времени была и с Георгиевскими крестами. Еще 10-15 лет назад эти вещи невысоко ценились в среде коллекционеров. Но в последнее десятилетие ситуация кардинально изменилась. Произошло осознание этих наград как вещей абсолютно уникальных, поскольку в отличие от подавляющего большинства всех других наград никак индивидуально не персонифицированных, Георгиевские кресты дают уникальную возможность четко зафиксировать каждого награжденного и его подвиг. Понятие этого немедленно нашло отражение в коммерческой оценке наград. Об этом свидетельствует стремительный, в сотни раз рост цен. Следовательно, на существующем рынке наград Георгиевских крестов будет меньше, а интерес к ним будет больше. Сейчас Георгиевский крест стоит десятки тысяч долларов, не рублей, а именно долларов. Поэтому эти награды стали очень серьезным сегментом коллекционного рынка, и не замечать этот важный предмет нашей блестящей военной истории, не изучать его - невозможно.

-Где более развит антикварный рынок наград - в России или за рубежом?

Сергей Патрикеев: -Безусловно, за рубежом он развит значительно сильнее, но должен отметить, что в ситуации с нашими наградами сейчас все стало с ног на голову. Если раньше широкая река контрабанды текла за рубеж, причем вывозились не только награды, но и все, что касается русской истории, то сейчас ситуация диаметрально противоположная. Аукционы проводятся в России, самые крупные коллекционеры, которые интересуются русской военной историей - в России. Причем среди них есть люди, которые занимают очень высокие посты - в Совете Федерации, в администрации президента. Должен сказать, что это абсолютно достойное и правильное применение тех возможностей, которые эти люди имеют.

У нас происходят, порой, удивительные вещи. Нигде в мире человек, работая, например, дворником, не может собирать наградное оружие. В России это возможно. Один из крупнейших коллекционеров русского наградного оружия всю жизнь работал на самых непрезентабельных работах, и часть своей коллекции собирал просто на помойках. Как только наши граждане повернулись к нашей истории, процесс немедленно повернулся вспять, и теперь все, что продается на западных аукционах, покупается русскими, которые эти вещи везут обратно в Россию. С учетом этого определенным образом изменилось и таможенное законодательство и теперь не нужно где-то что-то прятать и какими-то контрабандными путями эти вещи провозить.

- Получается, что некоторые граждане являются обладателями очень больших коллекций орденов и, наверное, даже более крупных, чем в некоторых музеях.

Сергей Патрикеев: - Самые крупные, пожалуй, крупнейшие собрания как русских наград, включая Георгиевские кресты, сконцентрированы сейчас в частных руках. Если, допустим, объединить все музейные собрания, то, наверное, можно говорить о полутора тысячах нагрудных знаков. На руках коллекционеров на сегодняшний день сосредоточены собрания орденов и медалей по количеству и качеству в разы превосходящие все музейные коллекции вместе взятые. Российские музеи находятся в извинительной ситуации, потому что эта тема никогда не была востребована в советский период, а формированию наградных фондов никогда не придавалось особого значения. Особняком стоит только Артиллерийский музей, в котором хранится коллекция очень известного коллекционера Тимашова, репрессированного в 1937 году. Крупные собрания русских наград имеются, конечно, в Оружейной палате, Историческом музее и Эрмитаже, но они имеют определенную специфику.

- Российский государственный Военно-исторический архив является самым большим хранителем информации о наградных материалах. Что делается архивом в плане их популяризации?

Валерий Шабанов: - Я думаю, достойным вкладом и в увековечение памяти георгиевских кавалеров и в освещение многочисленных подвигов русской императорской армии стало издание подготовленного специалистами РГВИА справочника "Военный орден Святого Великомученика Победоносца Георгия", в который вошли именные списки награжденных за период с 1769 года по 1920 год. Кроме того, наш архив практически каждодневно вносит вклад в увековечение памяти георгиевских кавалеров, поскольку к нам ежегодно поступает 400-500 писем, обращений граждан и организаций, где ставится вопрос о подтверждении факта награждения георгиевскими крестами и медалями. Проблема в том, что на сегодняшний день сводных, полных списков солдат русской армии, награжденных георгиевскими крестами и медалями, к сожалению, не существует. Какого-то специального учета по окончанию первой мировой войны просто не было, поскольку были упразднены сами награды. Мы стараемся восполнить этот пробел.

Сергей Патрикеев: - Примерно 6 лет назад возникла идея создания единой базы данных на лиц, награжденных Георгиевскими крестами. Такая база, кроме исторического, имеет еще и утилитарное значение, связанное с таможенным законодательством, с работой органов следствия и ФСБ. В тесном единении с РГВИА, со всеми его сотрудниками нам почти удалось ее создать. На сегодняшний день 625 тыс. солдат и офицеров, награжденных солдатскими Георгиевскими крестами, занесены в базу. Соответственно, те запросы, которые приходят от населения касательно поиска их родственников, награжденных крестами, выполняются гораздо быстрее. Должен подчеркнуть, что это не открытая информация, работа над базой не закончена, но собранными в ней данными мы пользуемся весьма успешно.