Главная      Статьи

В. А. Дуров

ГЕОРГИЕВСКИЙ КРЕСТ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

( "Военная быль" № 4, 1993 г. )

10 августа 1913 года Император Николай II утвердил новый Статут комплекса наград, которые официально стали называться Георгиевскими. В числе этих отличии был к солдатский крест четырех степеней, названный также Георгиевским. Нумерация новых наград должна была вестись заново, раздельно по каждой степени. Выдача особых крестов для иноверцев была прекращена, так как само название «Георгиевский» предполагало изображение на кресте Свеоргия.

Уже 28 октября 1913 года Канцлер Российских орденов Граф В.Б.Фредерикс в письме министру финансов просил изготовить небольшое количество Георгиевских крестов и Георгиевских медалей «на случай могущих быть единичных пожалований сими знаками отличия чинов пограничной стражи и нижних чинов частей войск, входящих в состав военных экспедиций». Георгиевских крестов 1-й степени Фредерикс просил изготовить 10 штук (с номерами от 1 до 10), 2-й степени – 15. 3-й – 50 и 4-й – 150, все с соответствующими номерами, начиная с единицы. Новшеством стала чеканка значка «№» перед цифрам. По этому значку легко определяются кресты, относящиеся уже ко времени после 1913 года.

24 апреля 1914 года заказ Капитула орденов был выполнен. Но в связи с начавшейся вскоре мировой войной 24 июля того же года на Монетный двор было отправлено распоряжение срочно изготовить «в самом непродолжительном времени» ещё 300 крестов 1-й степени, 800 – 2-й, 3000 – 3-й и 15000 – 4-й степени. Затем последовал новый заказ на 400 крестов 1-й степени, 1200 – 2-й, 10000 – 3-й и 55000 – 4-й степени, причем сообщалось, что эго число «вряд ли может считаться окончательным». На Монетном дворе в связи с новым заказом отменили исполнение всех других казенных и частных заказов, увеличили продолжительность рабочего дня на 4 часа и добавили 30 новых работников. До 1 января 1917 года на Петроградском Монетном дворе было изготовлено Георгиевских крестов 1-й степени 32510 штук (с нумерацией от 1 до 32.480). 2-й степени – 65015 (с нумерацией от 1 до 65030), 3-й степени – 286050 (с нумерацией от 1 до 289150) и 4-й степени – 1190150 (с нумерацией от 1 до 1210150).

Несовпадение количества крестов и номеров на них объясняется тем, что часть их чеканилась без номеров (что даёт превышение числа знаков 1-й степени по отношению к общей нумерации) а, кроме того, но просьбе Капитула орденов некоторые номера на Георгиевских крестах пропускались при чеканке, а под этими номерами выдавались кресты из старых запасов Капитула. Изредка встречаются кресты, часть нумерации на которых (на левом луче) срезана и на этом месте выбиты новые цифры. Например, на одной из приведенных здесь иллюстраций изображён Георгиевский крест 4-й степени №9254. хранящийся ныне в коллекции Государственного Исторического музея (Москва). Знак «№» говорит о том, что награда выдана во время 1-й мировой войны. Но сам крест изготовлен до 1914 года и раньше имел иную нумерацию. Для того, чтобы использовать его вторично, на левом луче срезали цифры и выбили «№9», и, таким образом, отпала необходимость изготавливать новый знак под номером «9254».

Из общего числа отчеканенных до начала 1917 года Георгиевских крестов (1573725 шт.) в Главный Штаб было отравлено 1186283 знака, в Главный Морской Штаб – 3871 и в Военно-походную канцелярию Императора Николая II – 289535 знаков, а всего 1479739 крестов всех степеней.

По степеням награды распределялись следующим образом:

1-я степень: в Главный Штаб – 24840, в Главный Морской Штаб – 26, в Военно-походную канцелярию – 5.046 крестов.

2-я степень: в Главный Штаб – 53598, в Главный Морской Штаб – 117, в Военно-походную канцелярию – 10951.

3-я степень: в Главный Штаб – 235008. в Главный Морской Штаб – 670, в Военно-походную канцелярию – 47888.

4-я степень: в Главный Штаб – 872842. в Главный Морской Штаб – 3058, в Военно-походную канцелярию – 225650.

Из общего количества крестов Капитулом было выслано по годам:

В 1914 году: крестов 1-й степени – 1651, 2-й – 3196, 3-й – 26560, 4-й – 167400.

В 1915 году: крестов 1-й степени – 10230, 2-й – 21640, 3-й 112540, 4-й – 458600.

В 1916 – начале 1917 гг. (до 16 февраля): крестов 1-й степени – 18031, 2-й – 39825, 3-й – 144466, 4-й – 475550.

В связи со значительным увеличением количества присуждаемых Георгиевских солдатских крестов, в условиях подорванной войной экономики возник вопрос об уменьшении содержания драгоценных металлов в солдатских наградах. Уже 26 мая 1915 года Император «соизволил повелеть» Георгиевские кресты и медали 1-й и 2-й степеней изготавливать из золота пониженной пробы, с содержанием в них лишь 600 частей чистого золота (из условных 1000 частей), серебра – 395 частей и меди – 5 частей. В крестах 3-й и 4-й степеней содержание серебра оставалось прежним – 990 частей. На золотых крестах, изготовленных из нового сплава, стали помешать особое клеймо – небольшой круглый знак на оборотной стороне на нижнем луче. Вскоре «образцовые» знаки с круглым клеймом были представлены Императору и им одобрены, а уже 23 июля 1915 года Монетный двор представил счет на 20 крестов 1-й и 300 – 2-й степеней с пониженным содержанием золота. Всего было, отчеканено до конца 1916 года (когда изготовление наград из драгоценных металлов было совсем отменено) 26950 крестов 1-й степени (с №№ 5531 – 32480) и 52900 крестов 2-й степени (с №№ 12131 – 65030) с содержанием в них 600 долей золота.

10 октября 1916 года Императором был утвержден указ «О замене золота и серебра, употребляемых при изготовлении медалей и орденских знаков, другими материалами». Вместо драгоценных металлов стали употреблять иные, лишь повторяющие цвет золота и серебра (желтый и белый) металлы. Так должно было продолжаться «впредь до окончания войны и минования связанных с ней чрезвычайных обстоятельств». На новых Георгиевских крестах стали ставить дополнительные обозначения маленькими буквами «Ж.М» (желтый металл) и «БМ» (белый металл).

Чеканка крестов и медалей из недрагоценных металлов началась только в феврале 1917 года. Всего было изготовлено 10000 Георгиевских крестов 1-й степени (№№ с 32481 по 42480), 20000 – 2-й степени (№№ с 65031 по 85030), 49500 – 3-й (№№ с 289151 по 338650) и 89000 – 4-й степени (№№ с 1210151 по 1299150). Между прочим, чеканка низшей степени креста была закончена только 24 ноября 1917 года, через месяц после Октябрьского переворота.

Kpоме того, былиизготовлены Георгиевские кресты без номеров, в том числе 300 – 1-й степени, 500 – 2-й, 1000 – 3-й и 5000 – 4-й степени. Их чеканили безномерными для выдачи взамен утерянных, а также более оперативной выдачи в боевых условиях. Эта группа крестов была сделана к 17 октября 1917 года.

Когда число изготовленных Георгиевских крестов 4-й степени достигло миллиона, возникла неожиданная трудность. 17 июня 1916 года из Капитула орденов сообщают на Монетный явор, что так как «на поперечных концах креста уместить более шести знаков без значительного уменьшения самих цифр не представляется возможным, является необходимость установить, как изображать нумерацию крестов в семь цифр... Для устранения вышеуказанных неудобств, а также для сохранения однотипности знаков, являлось бы целесообразным поместить цифру, соответственную миллиону, на свободной верхней лопасти креста, цифру же тысяч, сотен, десятков и единиц размешать на поперечных концах креста».

Это предложение было принято, и на Монетном дворе изготовили новые штампы крестов, на верхних лучах которых помешено обозначение «1/М», то есть «Один миллион». Остальные цифры порядкового номера награды по-прежнему чеканились на горизонтальных лучах. При этом в номерах меньше шестизначных впереди ставились нули, чтобы общее число цифр было равно шести. Например, на знаке с порядковым номером 1002250 выбрались пуансонами лишь цифры 002250 на горизонтальных лучах, а обозначение «1/М» отчеканивалось еще при изготовлении самого креста на Монетном дворе.

Георгиевские кресты 4-й степени с 1 миллиона до 1210150 чеканились из серебра, позднее же, с переходом на недрагоценные металлы, начиная со следующего номера и до конца их изготовления (последний номер – 1299150) их делали из белого металла, с соответствующим дополнением в виде маленьких букв «БМ».

* * *

Первым по времени заслужил Георгиевский крест 4-й степени ставший сразу знаменитым приказной (ефрейтор) 3-го Донского казачьего Ермака Тимофеевича полка Козьма Крючков. Встретив с четырьмя рядовыми казаками вражеский разъезд из 22 немецких кавалеристов, он лично убил офицера и нескольких всадников, всего 11 врагов, получив при этом 16 ран. Уже 11 августа 1914 года он был награжден Георгиевским крестом 4-й степени №5501. Такой большой номер объясняется тем, что награды были разосланы одновременно и крупными партиями на разные фронты. Возможно, 1-я армия Северо-Западного фронта, приказом по которой был награжден К.Крючков, получила кресты начиная с №5501. Самым первым из них и отметили отважного донского казака. Позднее, в годы Гражданской войны, произведенный в офицеры Крючков (бывший к тому времени уже полным Георгиевским кавалером) сражался с большевиками в рядах Донской армии и погиб в бою летом 1919 года.

...А Георгиевский крест 4-и степени №1 получил другой герой. 20 сентября 1914 года Император Николай II лично вручил его в Царском Селе рядовому 41-го пехотного Селенгинского Полка Петру Черному-Ковальчуку, захватившему в бою знамя австрийского гренадерского полка. Крестом той же степени с порядковым номером «2» Царь наградил унтер-офицера того же полка Алексеева.

Георгиевский крест 3-й степени №1 получил вахмистр-подпрапорщик Лейб-Гвардии Конного полка Ананий Рушпица крест 2-й степени №1 достался вахмистру-подпрапорщику Лейб-Гвардии Гусарского полка Егору Шестакову.

Крестом высшей степени с номером 1 был награжден фельдфебель-подпрапорщик 1-го пехотного Невского полка Никифор Климович Удалых. В середине августа 1914 года после неудачных боев в Восточной Пруссии полк отступил, а полковое знамя Никифор Удалых вынужден был зарыть при отходе. Через некоторое время Удалых вместе с поручиком того же полка Александром Ипатьевым отправились на занятую противником территорию, нашли знамя и доставили его к своим. При этом оба героя были обстреляны немцами и Игнатьев получил ранение.

За этот подвиг Никифор Удалых был представлен сразу к Георгиевскому кресту 1-й степени и получил знак с порядковым номером «1», а поручик Александр Игнатьев стал кавалером 4-й степени ордена Св. Георгия.

...Пройдет несколько лет, и революция и Гражданская война расколют корпус Георгиевских кавалеров так же, как и всю Россию. Многие кавалеры Георгиевских крестов воевали в рядах Белых армий (кстати, все Белые правительства продолжали награждать отличившихся в боях солдат и казаков Георгиевскими крестами и медалями). Но были Георгиевские кавалеры и в Красной армии, – некоторые из них стали позднее известными советскими военачальниками. Так, рядовой Родион Малиновский получил крест 4-й степени; младшие унтер-офицеры Константин Рокоссовский и Георгий Жуков были отмечены двумя крестами каждый, 3-й и 4-й степеней. Все трое стали впоследствии Маршалами Советского Союза. Всем известный Василии Иванович Чапаев заслужил в боях три Георгиевских креста. Иногда в литературе встречается утверждение, что он был полным Георгиевским кавалером. На самом же деле Чапаев получил в ноябре 1915 года Георгиевский крест 4-й степени №46347, месяц спустя, в декабре того же года – крест 3-й степени №49128, и в феврале 1917 года – 2-ю степень этой награды за №68047. Была у него и Георгиевская медаль 4-й степени.

Полным Георгиевским кавалером стал Семен Михайлович Буденный, имевший четыре креста и четыре медали. К сожалению, экспонирующиеся в Центральном Музее Вооружённых Сил Георгиевские награды – не те, которые он получал в годы войны. То же самое можно сказать о четырёх Георгиевских крестах, поступивших в Исторический музей в дар от семьи генерала армии Ивана Владимировича Тюленева. В годы 1-й мировой войны драгун Иван Тюленев заслужил четыре солдатских Георгия, но они были утеряны в гражданскую войну. В один из юбилеев Ивану Владимировичу были подарены другие четыре креста, по с выбитыми на них «правильными» номерами, то есть теми, которые были на утраченных наградах.

История с награждением солдата 5-го драгунского Каргопольского полка Ивана Тюленева в годы 1-й мировой войны также оказалась непростой... 20 ноября 1915 года командир полка полковник Петерс рапортовал начальнику дивизии: «Драгун 1-го эскадрона вверенного мне полка Иван Тюленев в течение всей воины был представлен за боевые отличия к Георгиевским крестам всех степеней, но ни одной из наград не получил». Когда все же, как говорится, «награды нашли героя», на груди младшего унтер-офицера оказались один Георгиевский крест 4-й степени, два креста 3-й степени и один крест 2-й степени. В результате возникла новая переписка, одни из его крестов 3-й степени был заменен крестом 2-й степени, а второй крест той же 2-й степени был обменен на Георгия 1-й степени лишь 5 февраля 1917 года.

Единственный иностранец, награжденный всеми четырьмя степенями Георгиевского креста – французский летчик Альфонс Пуарэ – воевал в 1-ю мировую войну на русском фронте. В новых воздушных боях он заслужил офицерский чин, ордена Св. Станислава II степени с мечами, Владимира IV степени с мечами и бантом, Золотое Георгиевское оружие.

Сестра милосердия Кира Башкирова заслужила в бою Георгиевский крест 4-й степени, а другая сестра. Антонина Пальшина – два креста, 4-й и 3-й степеней, и две Георгиевские медали.

Архивы сохранили нам любопытный документ. В ноябре 1914 года, ещё в начале войны, по 3-му Кавказскому армейскому корпусу был отдан приказ командира: «Мною 6-го сего ноября за заслуги награжден охотник (доброволец. – В.Д.) 205-го пехотного Шемахинского полка Анатолий Красильников Георгиевским крестом 4-й степени за №16602, который на перевязочном пункте оказался девицей Анной Александровной Красильниковой, послушницей Казанского монастыря. Узнав, что братья ее, рабочие Артиллерийского завода, взяты на войну, решила одеться во все солдатское и стать в ряды вышеупомянутого полка... Исполняя обязанности санитара, а также участвуя в боях, она, Красильникова, оказала боевые заслуги и проявила редкую храбрость, воодушевляя роту с коей пришлось ей работать». Кроме награждения Георгиевским крестом, Анна Красильникова была произведена в прапорщики и после выздоровления вернулась в свой полк.

Даже дети, убежавшие на фронт из родительского дома, отличившись в сражениях, становились Георгиевскими кавалерами. Так, 10-летний доброволец пулеметной команды 131-го пехотного Тираспольского почка Стёпа Кравченко был дважды ранен, за спасение в бою пулемета награжден Георгиевским крестом 4-й степени. 12-летний доброволец Коля Смирнов был захвачен в плен, «за умолчание о расположении и численности своей части» получил от немцев 50 ударов плетьми, позже бежал. В последующих боях совершил несколько подвигов – вывел раненого офицера из-под огня и доставил на перевязочный пункт, захватил в плен германского офицера. Награждён Георгиевским крестом 4-й степени и двумя Георгиевскими медалями. Десятки детей заслужили в 1-ю мировую войну Георгиевские награды.

* * *'

Особую сложность представляет собой работа со списками награжденных солдатскими Георгиевскими крестами после 1913 года. Всех Георгиевских кавалеров должны были вносить в общий Вечный список. В ходе 1-й мировой войны офицеры, отмеченные орденом Свеоргия, в этот список заносились. Но фамилии кавалеров солдатских Георгиевских крестов и медалей, по причине многочисленности награждений, предполагалось туда поместить под соответствующими номерами по окончании военных действий. Война же для России, как известно, окончилась революцией, и в Вечном списке остались лишь нижние чины, получившие награды до 1913 года. Но сохранившиеся в архивных документах, пусть подчас скудные и отрывочные, сведения о награждениях солдатским «егорием», являются наглядным свидетельством мужества и героизма воинов Российской Императорской Армии в годы 1-й мировой войны.