Главная      Статьи

В.А. Дуров

Наградные медали России второй половины XVIII века.

Труды ГИМ. Выпуск 69. Нумизматиический сборник. Часть 10. 1988 год. стр. 128 - 153.

Настоящая работа продолжает статьи, посвященные наградным русским медалям первой четверти XVIII в. 1 и середины XVIII в. 2 для регулярной армии и флота. Мы не касаемся здесь особой группы знаков отличия России второй половины XVIII столетия - именных наградных медалей для командиров нерегулярных войск 3, а также русских медалей для награждения христиан - жителей Балкан 4.

Период 70-90-х годов XVIII в., возродивший петровские традиции награждения боевыми медалями, можно считать "золотым веком" солдатских и матросских наград. И в петровское время, и позже - в XIX веке медали за отдельные кампании и войны давали, как правило, и офицерам, и солдатам. Но в екатерининское время медаль в регулярных войсках была исключительно солдатской и матросской наградой, офицеры же получали знаки отличия других видов.

Не вдаваясь в подробности всех боевых действии в кампаниях, мы останавливаемся лишь на событиях, послуживших причиной для учреждения наградных медалей. Однако оказывается, как правило, что все наиболее важные сражения в рассматриваемый период отмечены особыми боевыми медалями. Поэтому, упоминая эти сражения и рассказывая о выдававшихся знаках отличия, мы восстанавливаем всю канву военных событий того времени.

Работа состоит из очерка, рассказывающего о событиях, послуживших причиной учреждения отдельных наград, об изготовлении и раздаче медалей и т. д., и приложения - Каталога, в котором описываются в хронологическом порядке сами, медали со всеми известными автору разновидностями их. При общей хронологической последовательности мы сочли возможным для удобства читателей сгруппировать медали по отдельным кампаниям и войнам. Так, при описании наград за проходившие почти одновременно войны России с Турцией (1787-1791) и Швецией (1788-1790) сначала описываются все медали за турецкую кампанию, а затем - за шведскую, хотя, например, взятие Измаила (1790 г.) произошло на год позже победы над шведским флотом при Роченсальме (1789 г.).

Русско-турецкая война 1768-1774 гг.

Основные события войны с Турцией 1768--1774 гг. развернулись в Причерноморье. Боевые действия велись также в Средиземном море, куда в июле 1769 г. была отправлена русская эскадра под командованием адмирала Г. А. Спиридова. Главной целью борьбы для России был выход к Черному морю. Для этого были сформированы две сухопутные армии, 1-я под командованием генерал-аншефа А. М. Голицына (около 90 тыс. человек) и 2-я под командованием генерал-аншефа П. А. Румянцева (около 35 тыс. человек).

Армия А. М. Голицына сделала две робкие попытки, перейдя Днестр, подступить к турецкой крепости Хотин, но оба раза, даже не начав осаду, возвращалась на левый берег реки. В результате того, что Хотин не был отрезан от основных турецких сил, крепость получила подкрепления - ее гарнизон насчитывал до 100 тысяч человек при 260 орудиях. 29 августа турки атаковали Голицына, но в результате двенадцатичасового боя были отбиты с потерями. Поражение оказалось столь чувствительным, что турецкие войска сами ушли из Хотина, и крепость была занята русскими.
С этими событиями связан неосуществленный проект учреждения особой наградной медали для солдат. На заседании Государственного Совета 7 сентября 1769 г. в присутствии Екатерины II читались реляции А. М. Голицына от 23, 24, 25, 26 и 27 августа о стычках с противником. По поводу первой из них, от 23 августа, "рассуждаемо было, чтоб отличившихся обер-офицеров произвесть, а рядовым за храбрые их поступки пожаловать медали"
5.

Через несколько дней, 10 сентября, эти реляции снова читались на заседании Государственного Совета, но с добавлением реляций от 28 и 29 августа, в последней из-которых было известие об оставлении турками Хотина. Здесь же было принято окончательное решение о наградах за 23 августа. Отличившиеся в деле обер-офицеры повышались в чинах, а унтер-офицеры награждались деньгами 6. О наградных медалях для рядовых солдат даже не упомянуто. Других известий об этом проекте мы не знаем.

С сентября 1769 г. командующим 1-й армией стал П. А. Румянцев. С его именем связаны замечательные победы русских сухопутных сил над турками в кампанию 1770 г. Одна из этих побед была отмечена наградными солдатскими медалями.
Несмотря на то, что по стратегическому плану кампании 1770 г. армии Румянцева отводилась второстепенная роль, благодаря энергии и полководческому искусству командующего именно эта армия одержала победы, оказавшиеся решающими не только для кампании 1770 г., но и сыгравшие большую роль при заключении победного мира с турками в 1774 г. В течение полутора месяцев П. А. Румянцев нанес противнику три жестоких поражения, причем каждый раз русские войска были в численномменьшинстве. 17 июня 1770 г. при Рябой Могиле 39-тысячная армия П. А. Румянцева разгромила 72-тысячную армию турецкотатарских войск, занимавших укрепленные позиции на берегу реки Прут. 7 июля Румянцев разбил при реке Ларге 80-тысячный вражеский корпус, создав благоприятые условия для разгрома основных сил противника в решающем сражении, которое произошло 21 июля при реке Кагул. Здесь русские войска, насчитывавшие всего 30 тысяч, нанесли решительное поражение огромной 150-тысячной турецкой армии. Турки потеряли 20 тысяч человек только убитыми и пленными, лишились всей артиллерии (130 орудий) и были вынуждены открыть путь русским к Дунаю.

22 сентября был подписан именной указ Военной коллегии об учреждении серебряных медалей для награждения нижних чинов - участников сражения при Кагуле 7. На следующий день, 23 сентября, этот указ был объявлен Военной коллегии от имени Екатерины II: "В память одержанной первою нашею армиею 21 минувшего июля при озере8 Кагуле совершенной над неприятелем победы, повелели мы сделать особливые медали, и оными зсемилостивейше жалуем всех бывших на сей баталии унтер-офицеров и рядовых, дабы они сей знак храбрости их и оказанной чрез то нам и отечеству услуги носили на голубой ленте в петлице" 9.

На лицевой стороне медалей за Кагул традиционно был помещен портрет императрицы Екатерины II, на оборотной надпись в четыре строки: "Кагул/июля,, 21 дня/1770/года". Носилась эта медаль на голубой, цвета ленты ордена Андрея Первозванного, узкой ленточке в петлице.
Мы знаем об изготовлении 18 тысяч кагульских медалей, которые были отправлены к армии Румянцева с подпоручиком Кексгольмского полка Филиппом Буксгевденом в сопровождении сержанта и 10 рядовых, причем "для лучшего их сбережения и дабы они в пути повредиться не могли" их аккуратно переложили пенькой 10.

При передаче медалей в армию Румянцева не хватило двух штук 11, то есть наград могло быть роздано 17 998. Всего же в сражении при Кагуле по ведомости, составленной в Военной коллегии, участвовало 30 004 человека (в том числе 847 офицеров и 29 157 нижних чинов) 12, поэтому с учетом потерь требовалось еще более 10 тысяч медалей. Об их изготовлении в нашем распоряжении сведений не имеется.

П. А. Румянцев за победу при Кагуле получил чин генералфельдмаршала. В Царском Селе был сооружен обелиск с надписью, прославляющей Кагульскую победу и самого Румянцева. Кстати, на обелиске, сохранившемся и доныне, число русских участников сражения названо не верно -17 тысяч, поэтому, вероятно, оставшиеся без медали более десяти тысяч нижних чинов так и не дождались заслуженного ими знака отличия.

Одновременно с победами П. А. Румянцева в Причерноморье русская эскадра под командованием адмирала Г. А. Спиридова,посланная в Средиземное море, нанесла поражение турецкому флоту в Чесменском бою 26 июня 1770 г. Блокированная русскими кораблями в Чесменской бухте после сражения 24 июня в Хиосском проливе турецкая эскадра насчитывала около 70 боевых судов. В ночь с 25 на 26 июня русский отряд в составе 4 линейных кораблей, 2 фрегатов и 4 брандеров под командованием контр-адмирала С. К. Грейга подошел ко входу в бухту. После сильнейшей бомбардировки брандскугелями и атаки брандерами на турецких судах возникли многочисленные пожары. К рассвету практически вся турецкая эскадра была уничтожена, а 1 линейный корабль и 5 галер взяты в плен. Турки потеряли более 10 тысяч человек убитыми. Потери русских в Чесменском сражении - 11 человек.

Адмирал Г. А. Спиридов в донесении вице-президенту Адмиралтейств-коллегий И. Г. Чернышеву 13 по случаю этой победы писал: "...Честь всероссийскому флоту! С 25 на 26 неприятельский военный... флот атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили... а сами стали быть во всем Архипелаге... господствующими" 14.

По случаю такой значительной победы были розданы многочисленные награды. Но, как это часто бывало, истинные герои сражения остались в тени по сравнению с лицами, пользовавшимися личным расположением императрицы. Так, считавшийся номинальным руководителем Архипелагской экспедиции граф А. Г. Орлов, фактическая роль которого в победе при Чесме оказалась весьма небольшой, был отмечен высшей военной наградой России - орденом Георгия I степени (такую же награду получили, например, А. В. Суворов за Рымник, М. И. Кутузов за всю кампанию 1812 года!). Кроме того, Орлов получил к фамилии почетную приставку "Чесменский", 100 тысяч рублей "на поправление экипажа" и от Адмиралтейства именную золотую медаль 15. Его брат Ф. Г. Орлов, участвовавший "волонтером" в экспедиции, получил чин генерал-поручика, орден Георгия II степени и ,30 тысяч "на экипаж". Командир русского отряда судов, уничтожившего турецкий флот при Чесме, С. К. Грейг также был награжден орденом Георгия II степени- Четыре офицера - командиры брандеров - получили ордена Георгия IV степени. Еще несколько орденов Георгия IV степени были даны командирам других русских кораблей, отличившихся в Чесменском сражении.

23 сентября 1770 г. вышел указ императрицы о наградах для нижних чинов, участвовавших в сражении при Чесме. В указе говорилось, что кроме полагающихся, как это было принято в русском флоте, призовых денег за трофейные "флаги, за пушки, взятые корабли и прочее" жалуются "еще всем находившимся на оном во время сего счастливого происшествия, как морским, так и сухопутным нижним чинам серебряные, на сей случай сделанные медали" на голубой ленте в петлицу 16.

На серебряной "матросской" медали за Чесму на оборотной стороне изображены русские военные суда, а за ними - объятые пламенем турецкие корабли. Внизу в обрезе надпись: "Чесме. . 1770 года июля (ошибка, должно быть "июня". - В. Д.) 24 д. (также не верная дата, основное сражение произошло в ночь с 25 на 26. - В. Д.)". Вверху помещено всего одно слово "Был", поясняющее, что был-де турецкий флот и нет уже его после Чесменского разгрома.

Именная медаль для А. Ф. Орлова была изготовлена позднее, к годовщине Чесменской победы. На лицевой стороне ее помещен портрет А. Г. Орлова с не отвечающей истине надписью: "Гр. А. Гр. Орлов. Победитель и истребитель турецкого флота", на оборотной - план Чесменского сражения, также с прославляющими Орлова надписями. В золоте этих медалей было отчеканено 10 экземпляров весом в 81 золотник с долями каждая, в серебре - 71 экземпляр по 60 золотников с долями и бронзовых -30 штук 17. Золотые медали были розданы, кроме самого А. Г. Орлова, его братьям Г. Г. Орлову, И. Г. Орлову, Ф. Г. Орлову и В. Г. Орлову, а также самой императрице (2 экземпляра!) и цесаревичу Павлу 18. Позднее, в ноябре 1771 г, одну из золотых медалей отослали истинному начальнику Архипелагской экспедиции Г. А. Спиридову, приложив к ней еще два серебряных экземпляра, в том числе один для настоящего героя Чесмы, фактического руководителя операции - С. Г. Грейга 19. Судьбу последней, десятой золотой чесменской медали проследить на удалось.

Именные "орловские" медали сочетают в себе два основных вида русских медалей - памятные и наградные. Позднее подобные медали были выбиты в память побед П. А. Румянцева, Г. Г. Потемкина, А. В. Суворова. По крайней мере, один экземпляр предназначался в награду.

10 июля 1774 г. был подписан Кючу - Кайнарджийский мирный договор, завершивший победоносную для России войну 1768- 1774 гг. с Турцией. По этому случаю были выбиты памятные медали в золоте и серебре. Известен краткий список видов этих медалей: "На мир с Портою в 1774 г. сделано: 20

Золотых 93 пробыСеребряных 90 пробы
больших 100больших - 416
средних-122средних - 580
меньших - 352меньших-1805
жетонов-500жетонов -30012

Все известные экземпляры памятных медалей и жетонов не имеют ушка для ношения. Кроме того, в крупных нумизматических собраниях встречаются серебряные медали оригинальной ромбической формы, с ушками, т. е. предназначенные для ношения. На оборотной их стороне в лавровом венке надпись: "Победителю", ниже - "Заключен мир с Портою 10 июля 1774 г". Указа об учреждении этой медали, безусловно предназначавшейся нижним чинам, участникам войны 1768-1774 гг., мы не знаем. А. В. Висковатов, в распоряжении которого также не было документов, касающихся учреждения и раздачи этой медали, сообщает лишь, без ссылки на источник, что носилась эта медаль на голубой андреевской ленте 21.

Для самого Румянцева была выбита именная медаль, подобная орловской, с надписью "Победителю и примирителю", в память его блестящих побед и собственноручно им подписанного Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 г.

Русско-турецкая война 1787-1791 гг.

По условиям Кючук-Кайнарджийского мира 1774 г. Россия получила крепости Кинбурн, Керчь и Еникале, обеспечив себе свободный выход в Черное море. Последовавшие в 1783 г. присоединение к России Крыма и переход под ее покровительство Грузии еще более усилили русские позиции и одновременно обострили отношения с Турцией. Подстрекаемая Англией, Пруссией и Францией, Оттоманская Порта стала готовиться к новой войне с Россией, чтобы вернуть утраченные позиции.

В начале августа 1787 г. Турция предъявила России ультиматум с требованиями возвращения Крыма, передачи Грузии в вассальное владение Порты и выполнения ряда других неприемлемых для России условий. После того как ультиматум был отвергнут, Турция объявила 13 августа войну России. Началась русскотурецкая война 1787-1791 гг.

Главной задачей турецкой стороны в кампанию 1787 г. было овладение крепостью Кинбурн, открывавшей путь к Херсону, где находились русские верфи. Корпусом, оборонявшим участок новой южной русской границы от устья Буга.до Кинбурна, командовал с июня 1787 г. генерал-аншеф А. В. Суворов.

Решающий бой за Кинбурн произошел 1 октября 1787 г., когда турки высадили на Кинбурнскую косу перед крепостью десант из 5300 янычар, поддержанных орудиями с турецких кораблей. Сражение было тяжелым и стоило русским значительных потерь. Сам Суворов был дважды ранен. Но благодаря мужеству русских солдат и офицеров и умелому командованию Александра Васильевича противник был отбит и сброшен в море. Победа была полная.

Суворов получил за Кинбурнское сражение высший орден Российской империи - орден Св. Андрея Первозванного, а также алмазное украшение в виде буквы "К" (Кинбурн) на шляпу. Отличившиеся офицеры были награждены орденами Св. Георгия и повышены в чинах. Для солдат были отчеканены серебряные медали с надписью "Кинбурн 1 октября 177". Медали эти крайне редки, несмотря на то, что непосредственно в сражении участвовало, по составленной самим Суворовым ведомости, 4267 нижних чинов, исключая убитых 22. Вопреки принятой тогда в России практике поголовного награждения всех солдат - участников того или иного важного сражения особой медалью, награждение за Кинбурн представляет единственный для XVIII века пример раздачи солдатских медалей только особо отличившимся воинам.

В письме Суворову от 2 ноября 1787 г. Г. А. Потемкин цитирует указ императрицы по случаю Кинбурнской победы. В нем, в частности, говорится: "...Сверх отличения тех из вышних чинов, кои в сем происшествии оказали их подвиги, восхотели мы сделать участниками монаршей нашей милости и тех из нижних чинов регулярного и нерегулярного (казаков. - В. Д.) войска, коих отличная храбрость генералом Суворовым замечена и вам донесена была, вследствие чего пожаловали мы им серебряные медали для ношения в петлице на желтой с черным (георгиевской. - В. Д.) ленте, каковых двадцать при сем посылаем с тем, чтоб вы оные заслужившим роздать приказали" 23.

В том же письме Потемкин предлагает Суворову "вручить, по Вашему рассмотрению, нижним чинам, отличившимся храбростию, препровождаемые здесь девятнадцать медалей с лентами и доставить ко мне для сведения именной список сих храбрых людей. Сверх же иных одною украшен уже солдат Нивиков (Новиков. - В. Д.), здесь находящийся" 24. Потемкин, бывший, видимо, в это время в Екатеринославе, вручил одну из медалей рядовому гренадеру Шлиссельбургского пехотного полка Степану Новикову, спасшему жизнь в Кинбурнском бою самому Суворову 25.

В другом письме Суворову, написанном в тот же день, 2 ноября, Потемкин, в частности, сообщает: "За исключением одной, девятнадцать медалей серебряных для нижних чинов, отличивших себя в сражении. Разделите по шести в пехоту, кавалерию и казакам; а одну дайте тому артиллеристу полковой артиллерии, который выстрелом подорвал шебеку. Я думаю, не худо б было призвать Вам к себе по нескольку или спросить целые полки, кого солдаты удостоят между себя к получению медали" 26. Здесь также идет речь о наградах за Кинбурн. В сражении артиллерийским огнем русских были уничтожены две вражеские шебеки (здесь - военные суда, имевшие до 40 орудий), причем, как сразу после боя сообщает сам Суворов в реляции о победе Потемкину, "наша артиллерия одну потопила, другую спалила" 27. В списке девятнадцати храбрецов, получивших медали за Кинбурн, подписанном Суворовым, первым названо имя канонира (артиллериста) капрала Михаилы Борисова, затем идут имена шести пехотинцев, шести "легкоконных" и, наконец, шести казаков 28.

Из 20 выданных за Кинбурн медалей 18 (за исключением наград С. Новикову и М. Борисову) получили воины, выбранные самими солдатами как наиболее храбрые, особо отличившиеся в бою. - "Оные, - писал Суворов, представляя Потемкину список награжденных, - того яко наидостойнейшие, их корпусами избраны единогласно" 29. Остальные нижние чины получили денежное вознаграждение, причем и здесь денежные выдачи были дифференцированы опять-таки по степени участия в Кинбурнской виктории 30.

Через несколько дней, в письме от 9 ноября Потемкин пишет Суворову, что получил "ленты для ношения на оных отличившимся у Кинбурна храбростию нижним чинам всемилостивеише пожалованных двадцати медалей. Я оные сим препровождаю к Вашему высокопревосходительству для раздачи упомянутым подвижникам и надеюсь, что отличие, им сделанное, произведет и в них новый жар к храбрым деяниям и побудит к тому же прочих" 31. Сужение в данном случае числа награжденных медалями преследовало цель повысить цешюсть награды, превратив ее из медали за участие в знак отличия за отменную храбрость. Такой награды в то время в русской армии еще не было. Она появилась в России лишь в XIX веке в виде солдатского георгиевского креста и медали "За храбрость".

Превосходство турок в коннице заставило русское командование обратить особое внимание на этот род войск. Было создано несколько полков легкой конницы - конно-егерских и гусарских, срок службы в которых ограничивался 10 годами, то есть былнамного короче, чем в пехоте. Сокращение срока службы ставило целью создать привилегированные части, но война заставила увеличить этот срок до 15 лет. Более того, появилась необходимость задержать на службе и тех из легкоконных кавалеристов, которые выслужили пятнадцатилетний срок. В этой связи впервые в русской армии была введена "выслужная" медаль.

В протоколах заседаний Государственного Совета есть запись, датированная 13 января 1788 г.: "Генерал-фельдмаршал князь Потемкин-Таврический из Елисаветграда представлял... о награждении медалями тех из состоящих в легкой коннице нижних чинов, кои сверх положенного для них пятнадцатилетнего срока продолжат свою службу" 32. 18 января 1788 г. вышел именной указ, который гласил: "По узаконениям нашим назначен в легкой коннице для нижних чинов 15-летний срок, по выслужении коего получают они увольнение в свои домы. А как, по нынешнему военному времени, таковая отставка учинена быть не может, г то, по особливой милости и благоволению . нашему к тем, кои сверх срока сего в службе нашей останутся, жалуем выслуживающим не меньше 3 лет серебряные, а не меньше 5 лет, золотые медали" 33.

По рисунку, доставленному от Г. А. Потемкина, на Монетном дворе были сделаны две пробные медали, одна серебряная с вензелем Екатерины II на лицевой стороне и надписью "За службу" - на оборотной, и вторая - золотая, также с вензелем и надписью "За усердную службу". Первая (обошедшаяся казне в 80 копеек) предназначалась для прослуживших сверх 15 лет три года, вторая (ценою в 2 рубля 50 копеек) - 5 лет 34. После того как образцы медалей были утверждены императрицей, 29 февраля 1788 г. было велено изготовить 500 золотых и 1000 серебряных экземпляров. Медали были отчеканены и препровождены к главнокомандующему Екатеринославской армией (в которой находились легкоконные полки) Г. А. Потемкину-Таврическому "для известного употребления", т. е. для раздачи ветеранам, оставшимся в рядах армии 35.

В связи с военными действиями раздача заслуженных медалей надолго затянулась. Например, в Елизаветградский Конно-егерский полк эти медали были присланы лищь в январе 1792 г., в том числе золотых -74, серебряных 119 штук 36.

В кампанию 1788 г. основной удар русской армии на турецком фронте был направлен против крепости Очаков, расположенной на берегу Днестровско-Бугского лимана, напротив Кинбурна. 7 июня в лимане произошло сражение между турецкой эскадрой и небольшой русской гребной флотилией под командованием К. Нассау-Зигена, которая заставила турок отступить под защиту пушек Очакова. При этом несколько турецких кораблей было потоплено и повреждено. С этой победой связана наградная медаль с надписью на обороте: "За храбрость на водах очаковских июня 1788 г.". Дата сражения на медали не указана. Поэтому обычно, когда говорят об этой медали, к легенде произвольно приписывают число -7 июня. Однако никакой ошибки в надписи на медали нет. Она выдавалась не только за бой 7 июня, но и за два последовавших в течение того же месяца боя (17 и 18 нюня), в которых снова отличилась русская гребная флотилия, захватившая и потопившая много вражеских судов 37. Участники всех трех сражений, получившие медаль "За храбрость на водах очаковских", носили ее на георгиевской ленте.

Разгром турецкого флота позволил перейти в конце июня к осаде Очакова армией под командованием Потемкина. Названная П. А. Румянцевым "осадой Трои" за долгие и малоактивные действия осаждавших, объясняющиеся нерешительностью главнокомандующего, она завершилась, наконец, штурмом 6 декабря 1788 г. Очаков пал, и все участники штурма, по обыкновению, бы ли награждены.

Наиболее отличившиеся офицеры получили ордена Георгия или Владимира, а также золотое оружие (которое стало выдаваться офицерам с 1788 г.) 38. В именном указе от 14 апреля 1789 г. сообщалось также, что все офицеры, не удостоенные орденов за Очаковский штурм, имеют право на получение особогозолотого креста на георгиевской ленте с надписью на лицевойстороне "За службу и храбрость", а на оборотной - "Очаковвзят 6 декабря 1788" 39.

Нижние чины, участвовавшие в штурме Очакова, получили право на ношение серебряной медали, также на георгиевской ленте 40, с надписью на оборотной стороне "За храбрость, оказанную при взятье Очакова декабря 6 дня 1788" и вензелем Екатерины II - на лицевой.

Сам Потемкин получил за Очаков орден Георгия I степени, фельдмаршалский жезл, украшенный алмазами и лаврами, особую похвальную грамоту, в его честь была выбита медаль, и, кроме того, ему дано "на достройку дома" 100 тыс. рублей 41.

Кампания 1789 г. на русско-турецком фронте ознаменоиалась победами А. В. Суворова под Фокшанами и при Рымнике. Суворов трижды представлял начальству списки отличившихся в этих боях, однако его солдаты так и остались без наград. Ввиду того, что Фокшаны и Рымник являлись крупнейшими сражениями русско-турецкой войны 1787-1791 гг., В' литературе распространилось неправильное мнение, что награды участникам этих сражений все-таки были вручены 42. В действительности же Суворов, желая хоть как-то вознаградить солдат, прибег к такой церемонии: войска были построены в каре и каждому солдату выдано по лавровой ветви. Суворов произнес речь, в которой благодарил солдат за их подвиги. После речи солдаты увенчали друг друга лавровыми ветвями.

В кампанию 1790 г. военные действия велись не только на Дунайском фронте, но и на Кавказе. С одной из операций связана редкая и необычная медаль. В феврале 1790 г. русский отряд численностью в 7600 человек под командованием генерал-поручика Ю. Б- Бибикова выступил к Анапе. Поход был совершенно не подготовлен, местность не разведана, время выбрано неудачно - начался весенний разлив рек. Тем не менее, благодаря героизму и выносливости русских солдат, в нескольких сражениях противник был разбит. Когда же отряд Бибикова дошел до Анапы, положение русских стало катастрофическим: не осталось продовольствия и лошадей, солдаты были измотаны непрерывными столкновениями с противником. Штурм Анапской крепости в таких условиях окончился неудачей. Пришлось отступать при полном отсутствии продовольствия и недостатке теплой одежды. По возвращении из похода (в котором только от голода умерло полторы тысячи человек) Ю. Б. Бибиков был отдан под суд. Однако действия рядовых участников экспедиции были настолько мужественны, а боевой дух их настолько высок, что встал вопрос о награждении нижних чинов за верность воинскому долгу серебряными медалями. Потемкин в письме Екатерине II по этому случаю писал: "Верность войск под Анапою, которые, невзирая на неизреченные трудности и самый голод, с усердием беспримерным исполнили долг свой, обязывает меня всеподданнейше просить о всемилостивейшем пожаловании возвратившимся из сего похода нижним чинам медалей, каковые пожалованы в коннице Екатеринославской за сверхсрочную службу, образец оныя при сем осмеливаюсь поднести со всеподданнейшей просьбой повелеть поставить на сих медалях "За верность" 43.

По форме медали "За верность" были похожи на серебряные медали сверхсрочной службы в легкоконных войсках и носились также на голубой андреевской ленте. Они, как и медали "За службу", представляют большую редкость и встречаются лишь в крупных государственных собраниях.

Главной задачей русских войск в кампанию 1790 г. было взятие сильнейшей турецкой крепости Измаил, от чего зависел исход всей войны. Штурм крепости, которым руководил А. В. Суворов, начался ранним утром 11 декабря и продолжался до темноты. Уже вечером того же дня Суворов докладывал Потемкину: "Нет крепчей крепости, ни отчаяннее обороны, как Измаил, падшей... кровопролитным штурмом!" 4044. Победа досталась в результате умелых действий командующего и благодаря мужеству и военной выучке офицеров и солдат. "Все чины войск мне вверенных, соответствуя толь ревностно, заслужили славу и воспримут достойное воздаяние заслуге", - писал Суворов, представляя большой список, включающий несколько сот фамилий особо отличившихся при штурме генералов, офицеров и сержантов. Многие командиры были награждены орденами, золотыми шпагами, а те из офицеров, кто не удостоился ордена, получили право носить особой формы золотой крест на георгиевской ленте, наподобие очаковского, с надписью на одной стороне "За отменную храбрость", а на другой - "Измаил взят дек. 11 1790". Все нижние чины, участвовавшие в Измаилском штурме, получили серебряные овальные медали на георгиевских лентах с вензелем императрицы Екатерины II и с надписью "За отменную храбрость при взятье Измаила декабря 11 дня 1790" 45.

Суворов за Измаил был произведен вники Преображенского полка (полковником преображенцев традиционно считался император или императрица, в данном случае Екатерина II), и в его честь была выбита медаль наподобие медалей в честь Румянцева и Потемкина. На одной стороне суворовской медали изображен портрет полководца в львиной шкуре на плечах, на другой - труба славы, перекрещенная с лавровой ветью, и венок из дубовых листьев, к которому подвешены четыре щита с надписями "Кинбурн", "Рымник", "Фокшаны" и "Измаил" 46.

Взятие Измаила в ряду других побед русского оружия предрешило поражение Турции, и 29 декабря 1791 г. в Яссах был подписан выгодный для России мир с Оттоманской Портой. В память этого события императорским манифестом от 2 сентября 1793 г. в числе прочих "дарованных народу милостей" было велено раздать всем войскам, "которые в походе противу неприятеля находилися, на каждого человека из нижних чинов по серебряной медали для ношения в петлице на голубой ленте" 47. На медали, имевшей овальную форму, кроме обычного вензеля Екатерины II, помещена надпись: "Победителям при мире декабря 29 1791". Уже в ноябре 1793 г. прокурором Военной коллегии Волынским были приняты из Монетного департамента "для раздачи военнослужащим" 80 282 серебряные медали 48.

Русско-шведская война 1788-1790 гг.

Воспользовавшись тем, что главные русские силы были отвлечены войной с Турцией, летом 1788 г. шведский король Густав III начал военные действия против России. Основные события этой войны происходили на море. Одно из морских сражений было отмечено серебряными медалями для нижних чинов, ^августа 1789 г. при Роченсальме (Финляндия) русская галерная эскадра под командованием адмирала К. Нассау-Зигена нанесла крупное поражение шведской галерной эскадре адмирала Эренсверда. В результате боя, продолжавшегося с 10 часов утра 13 августа до 2 часов ночи 14 августа, шведы потеряли 40 судов. Потери русских составили всего 2 судна. Многие офицеры получили ордена, повышения, золотые шпаги. В память этой победы нижним чинам русского флота и десанта, находившегося на галерах, были пожалованы серебряные медали на георгиевских лентах с портретом Екатерины на лицевой стороне и надписью: "За храбрость на водах финских августа 13 1789 г." - на оборотной стороне. Указа об учреждении этой медали мы не знаем.

Медаль "За храбрость на водах финских" 1789 г. высоко ценилась в русской военной среде. Так, много лет спустя, в 1817 г., генерал-майор" А. Т. Маслов, знаменитый военачальник, герой Отечественной войны 1812 года, чей портрет висит в Военной галерее Зимнего дворца, участник всех значительных кампаний конца XVIII - начала XIX в., награжденный множеством боевых орденов, попросил изготовить вместо потерянной им в военных действиях новую серебряную медаль за сражение почти 30-летней давности, в котором он участвовал в чине сержанта лейб-гвардии Измайловского полка 49.

С этим сражением связан один эпизод, когда был роздан особый вид знаков отличия. Эпизод окончился для некоторых его участников трагически... Так как война со Швецией началась неожиданно, достаточного количества войск для боевых действий на этом театре у русских не оказалось. Пришлось посадить на галеры в качестве гребцов взятых в плен под Очаковом турецких матросов, присланных незадолго до этого в Петербург Потемкиным. Когда эти невольные "победители" узнали, что всем русским нижним чинам выдано по медали, а они получили лишь по серебряному рублю, то стали требовать и себе особые знаки отличия. Далее современник этих событий С. А. Тучков вспоминает: "Екатерина прислала им челенги или серебряные перья, с надписью "За храбрость" для ношения на чалмах, потому что они и в нашей службе одеты были по-турецки. Говорят, что несколько из них по возвращении в отечество свое заплатили головами своими за сии знаки отличия" 50.

После поражения при Роченсальме остатки шведского флота, отступившие к устью реки Кюмень, соединились там со своими сухопутными частями, имевшими артиллерийские батареи. Разгромить их решено было одновременным ударом с нескольких сторон: русские гребные суда должны были высадить десант, а сухопутные войска - атаковать шведов с тыла. Однако огонь шведских пушек препятствовал высадке десанта. Тогда Нассау-Зиген с егерями Семеновского полка незаметно высадились на островке, лежавшем на правом фланге шведских батарей, и подползли к ним на расстояние в 60 сажен. Туда же скрытно перетащили на руках три пушки. Под прикрытием внезапной огневой атаки с фланга 21 августа 1789 г. десант высадился и занял шведские батареи 51. В память об этом бое была учреждена медаль с надписью "За храбрость", которая носилась на георгиевской ленте. Документы о награждении данной медалью не известны, но если исходить из несравненно большей ее редкости, нежели медали "За храбрость на водах финских", то можно предположить, что ею награждались лишь егери Семеновского полка - участники десанта.

Менее чем через год после августовских побед, после ряда новых сражений на суше и на море (не отмеченных русскими наградными медалями), 3 августа 1790 г. был заключен Верель-ский мирный договор между Россией и Швецией. Уже 20 августа того же года Екатерина II указала через члена Государственного Совета кн. А. А. Вяземского сделать серебряные медали в память мира со Швецией "по опробованному Ее величеством рисунку... для раздачи солдатам, бывшим в деле" 52. 8 сентября вышел указ о награждении нижних чинов, участвовавших в русско-шведской войне 1788-1790 гг., в котором предписывалось "раздать на каждого человека по медали на красной ленте с черными полосами" 53, т. е. на ленте ордена Св. Владимира, учрежденного 22 сентября 1782 г. Было отчеканено 40 000 серебряных восьмиугольных медалей, из которых 12 406 были сразу розданы гвардии (в три гвардейских пехотных полка, конногвардейский и лейб-гренадерский) 54, остальные предназначались армейским и флотским нижним чинам. 30 сентября 1790 г. из Кабинета было заплачено 5250 рублей за 15 тыс. аршин владимирской ленты для медалей на мир со Швецией 55.

Раздача медалей продолжалась несколько лет. Так, в военно-морском ведомстве, как сообщает в своем письме от 18 марта 1797 г. генерал-казначей Алексей Васильев, после раздачи морским чинам осталось 5958 медалей, которые и были возвращены из Адмиралтейской коллегии в Монетный департамент 56.

Польская кампания 1794 г.

Последней военной кампанией XVIII века, отмеченной наградными медалями для регулярных войск, стала польская 1794 года, когда царская армия подавляла национально-освободительное движение в Польше, руководимое Т. Костюшкой. Апогеем кампании явилось взятие 24 октября войсками А. В. Суворова Праги, укрепленного предместья Варшавы. После нескольких часов штурма польская столица капитулировала, причем на весьма мягких условиях - все польские войска, сдавшие оружие, распускались по домам, неприкосновенность жизни и имущества граждан гарантировалась самим А. В. Суворовым.

Все офицеры - участники штурма Праги, не отмеченные орденами, получили право ношения особого золотого креста на георгиевской ленте. Серебряная ромбовидная медаль с надписью "За труды и храбрость при взятье Праги октября 24 1794 г." на красной ленте ордена Св. Александра Невского предназначалась для нижних чинов, "как в сем штурме мужественно подвизавшихся, так и прочих, кои в течение действий оружия нашего на укрощение мятежа в Польше произведенных находилися в разных сражениях" 57, говорилось в именном императорском указе от 1 января 1795 г. Таким образом, право на получение медали имели не только солдаты - непосредственные участники штурма, но и принимавшие участие в военных действиях в других районах Польши.

Интересный материал дают метрологические наблюдения относительно наградных солдатских медалей России второй половины XVIII в., когда абсолютное большинство солдатских наград чеканится в весе русских рублевиков. Начиная с медали за Кунерсдорф (1759 г.) эта традиция продолжается в наградных медалях за Чесму и Кагул (1770 г.), Кинбурн (1787 г.), за победы "на водах Очаковских" (1788 г.) и "на водах финских" (1789 г.), за взятие шведских батарей в том же 1789 г. 58. При этом в соответствии с изменением в 1762 г. веса серебряного русского рубля понижается более чем на грамм и вес серебряных наградных медалей, перечисленных выше 59. Исключение составляют медали в память заключения мира после военных конфликтов, а также выслужная медаль 1788 г., медаль "За верность" и последние медали за Очаков, Измаил и Прагу. В конце XVIII в. весовые нормы монет и наградных медалей обособляются, их изготовление на монетных дворах выделяется в отдельные производства.

С этого времени развитие наградной и монетной систем идет разными путями.

Позднее, в XIX в., в связи с развитием отечественной наградной системы, появляются медали за отдельные кампании или сражения, которыми отмечались все участники события, независимо от чина. Солдатские- же медали второй половины XVIII столетия остались одной из самых ярких и интересных групп знаков отличия дореволюционной России.

КАТАЛОГ МЕДАЛЕЙ РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII В.- НАГРАД ДЛЯ РЕГУЛЯРНОЙ АРМИИ И ФЛОТА

Структурной основой каталога остался принцип описания медалей, принятый в статье "Наградные медали России первой четверти XVIII века" 60. Римскими цифрами обозначены отдельные медали или группы их, выдававшиеся в связи с конкретным событием - сражением, заключением мира и т. д. Внутри этих групп каждая из медалей, от которой до нас дошли пары подлинных оттисков штемпелей, описана под отдельной арабской цифрой. Новоштемпельные медали (чеканенные штемпелями, скопированными позднее с подлинных штемпелей того времени) описаны под буквенными обозначениями сразу после подлинных медалей, послуживших моделью для изготовления новорезанных штемпелей. Вес приводится для серебряных медалей, подлинных и новодельных, для копий же в недрагоценных металлах он не указывается. Размер для медалей овальных и ромбических указывается в двух измерениях, причем с учетом размеров ушка. Для круглых экземпляров указан диаметр (без учета размеров ушка)

Основой для составления каталога послужила коллекция медалей отдела нумизматики Государственного Исторического музея. Частично использованы также собрания медалей Государственного Эрмитажа, Государственного Русского музея и Государственных музеев Кремля. В Каталоге приняты следующие сокращения: Русские медали — Собрание русских медалей, изданное Археографической комиссией. СПб., 1840; Смирнов — Смирнов В. П. Описание русских медалей. СПб. 1908.

Семилетняя война

I. Сражение при Кунерсдорфе 1 августа 1759 года 61

Отчеканено 34 500 серебряных медалей, из них к 33 500 экземплярам припаяны на Монетном дворе (?) ушки. Носились на голубой ленте ордена Св. Андрея Первозванного.

1. Л. ст. Императрица Елизавета Петровна вправо, с ниспадающими на плечи локонами, в короне, с орденской лентой через правое плечо. Круговая легенда: «Б. М. ЕЛИСАВЕТЪ. I. IМПЕРАТ. IСАМОД. ВСЕРОСС.» Под изображением подпись медальера: «TIMОФEI. I. F» (сделал Тимофей Иванов).

Об. ст. На первом плане воин в римских доспехах с российским знаменем в левой и копьем в правой руке, наступивший левой ногой на опрокинутый сосуд, из которого вытекает струя воды. На сосуде: «Р. ОДЕР». На втором плане — поле битвы, на нем трупы павших воинов, брошенное оружие, барабаны, знамена с монограммой Фридриха II «FR», Вдали, на горизонте — Франкфурт. Легенда сверху: «ПОБЪДИТЕЛЮ», под обрезом: «надъ прусаками/ авг. 1. д. 1759». Слева над обрезом подпись медальера «Т. I» (Тимофей Иванов).

Смирнов. С. 122, № 241а.

ГИМ. Серебро. Д—39х40 (края большинства подлинных.медалей за Кунерсдорф неровные, кружки вытянуты горизонтально); 39,5х41 (следы обломанного ушка); 39x40 (следы обломанного ушка); 39х40 (следы обломанного ушка); 39х40 (следы обломанного ушка); 39х39,5 (следы обломанного ушка); 39х40,5 (припаяно ушко); 39,5x40; 39х40 (следы обломанного ушка); 40 мм (следы обломанного ушка). В—26,13; 25,52; 26,55; 25,57; 26,60; 24,79; 25,56; 25,59; 25,48; 25,82.

. Л. ст. Как № 1 но иное расположение букв круговой легенды.

Об. ст. Как № 1.

Чеканены в кольце. ГИМ. Серебро. Д—42,5; 43. В-35,53; 31,78. Медь. Д - 43.

. Л. ст. Как № 1, но подпись медальера «T.I.F./K.B.A.» («копировал Василий Алексеев», работавший на Монетном дворе с 1845 г.)

Об. ст. Как № 1, но слева над обрезом подпись медальера «К.Г.С.» («копировал Григорий Сабуров», с 1809 г. медальерный ученик на Монетном дворе, затем медальер).

Широкий гладкий ободок. Смирнов. С. 122—123, № 2416. ГИМ. Серебро. Д—43; 43; 43. В—26,27; 35,53; 43,55 (с припаянным ушком). Медь. Д—43.

2. Л. ст. Как № 1, но точка в конце круговой легенды отсутствует.

Об. ст. Как № 1.

ГИМ. Серебро. Д – 39х40 (следы обломанного ушка); 38х40 (следы обломанного ушка); 38х40 (следы обломанного ушка); 39x40,5 (следы обломанного ушка); 39х40 (следы обломанного ушка); 38х40 (следы обломанного ушка); 39,5х40,5 (следы обломанного ушка); 38х39,5; 39х40 (следы обломанного ушка); 39 (следы обломанного ушка); 38х39,5 (следы обломанного ушка); 39х41 мм (следы обломанного ушка. В - 25,71; 25,50; 24,84; 24,32; 25,39; 24,54; 25,65; 26,48; 25,57; 25,00; 25,05; 27,39
3. Л. ст. Как № 2, но без подписи медальера.
Об. ст. Как № 2, но слитное написание слов «надпруссаками».

ГИМ. Серебро. Д-38х39,5 (следы обломанного ушка); 27,39. В-25,03; 24,97.

4. Л. ст. Как № 3.

Об. ст. Как № 3, но без подписи медальера.

ГИМ. Серебро. Д-37,5х38 (следы обломанного ушка); 37х38,5 (следы обломанного ушка); 38,5х39,5 (следы обломанного ушка). В-24,24; 24,96; 24,84.

4а. Л. ст. Как № 4, но иное расположение букв круговой легенды.

Об. ст. Как № 4, но иное расположение букв круговой легенды.

Широкий рубчатый ободок. ГИМ. Серебро. Д-44. В-37,28.

5. Л. ст. Как № 3, но справа от левой ноги воина подпись медальера «К» (В. Климентов?).

ГИМ. Серебро. Д-40х41,5 мм (следы обломанного ушка); В-24,14.

Русско-турецкая война 1768—1774 гг.

II. Сражение при Чесме 24 июня 1770 года

Серебряная медаль, носилась на голубой ленте ордена Св. Андрея Первозванного.

6. Л. ст. Екатерина II вправо, в малой короне, с вплетенными в прическу длинными нитками жемчуга, в мантии, с орденской лентой через плечо. Круговая легенда: «Б. М. ЕКАТЕРИНА. II. IMПЕРАТ. ИСАМОДЕРЖ. ВСЕРОСС». Подпись медальера «Т. IВАНОВЪ».

Об. ст. На первом плане четыре русских военных корабля, за ними горящие турецкие суда. Слева, вдали берег с городскими строениями и надпись «ЧЕСМЕ». В верхней части поля медали: «БЫЛЪ», в обрезе в две строки: «ЧЕСМЕ. 1770 ГОДА/ IЮЛЯ, (следует «июня». — В. Д.) 24.Д». Справа над обрезом подпись медальера «Ю» (С. Юдин, с 1741 г. — ученик медальерной школы на Монетном дворе, позднее — медальер и главный медальер Монетного двора).

По краю ободок из бус. Смирнов. С. 138, №266.

ГИМ. Серебро, Д-39 (с ушком); 39 (с ушком); 39,5 (следы обломанного ушка); 39,5 (с ушком); 39 (следы обломанного ушка); 39,5 (следы обломанного ушка); 39,5 (следы обломанного ушка). В-23,97; 23,67; 23,17; 23,04; 23,52; 23,25; 23,47.

. Л. ст. Как № 6, но иное расположение букв круговой легенды. Крест в короне — между буквами «П» и «Е» круговой легенды.

Об. ст. Как № 6, но разница в деталях рисунка. Широкий рубчатый ободок.

ГИМ. Серебро. Д-45 (с припаянным ушком); 45; В-42,14; 46,75. Олово. Д-45.

6б. Л. ст. Как № 6, но крест в короне — под буквой «Е» круговой легенды. Подпись медальера: «Т. I. — К. В. А.» (Тимофей Иванов — копировал Василий Алексеев»).

Об. ст. Как № 6а, но разница в деталях рисунка. Широкий гладкий ободок. ГИМ. Серебро. Д-42; 42. В-29,38; 27,51.

Олово. Д - 42. Медь. Д - 42.

. Л. ст. Как № 6, но крест в короне — под буквой «М» круговой легенды. Подпись медальера: «Т. IВАНОВЪ».

Об. ст. Как № 6б.

6г. Л. ст. Как № 6, но круговая легенда: «Б. М. ЕКАТЕРИНА. П. IМП. ИСАМОД. ВСЕРОСС», В обрезе рукава инициалы медальера: «.T.I.».

Об. ст. Как № 6б. Широкий гладкий ободок. ГИМ. Медь. Д-41,5.

III. Сражение при Кагуле 21 июля 1770 года

Отчеканено 18 тысяч серебряных медалей, роздано 17 998 штук. Носились на голубой ленте ордена Св. Андрея Первозванного.

7. Л .ст. Как № 6.

Об. ст. Надпись в четыре строки: «КАГУЛЪ/ IЮЛЯ.21.ДНЯ/ 1770/ ГОДА.»

По краю ободок из бус. Русские медали. С. 46, № 166. Табл. XXXIII, № 166. Смирнов. С. 137, № 263.

ГИМ. Серебро. Д-39 (следы обломанного ушка); 39 (следы обломанного ушка); 38,5 (следы обломанного ушка); 38 (следы обломанного ушка); 38,5 (следы обломанного ушка); 39 (следы обломанного ушка); 39 (с ушком); 39 (с ушком); 39,5 (с ушком). В-23,87; 23,09; 22,52; 23,51; 23,25; 22,82; 23,86; 23,70; 23,76.

Русский музей. Серебро. Д-39. В-23,25.

7а. Л. ст. Как № 6в.

Об. ст. Как № 7, но в поле выше легенды над буквой «А» в слове «КАГУЛ» — точка.

Двойной ободок. ГИМ. Серебро. Д-41,5; 42- В-34,83; 24,37. Медь. Д-41,5.

7б. Л. ст. Как № 6б.

Об. ст. Как № 7а, но в поле выше легенды точки нет.

Двойной ободок. ГИМ. Серебро. Д-42. В-29,22.

IV. Мир с Турцией 10 июля 1774 года

Серебряная медаль ромбовидной формы, носилась на голубой ленте ордена Св. Андрея Первозванного.

8. Л. ст. Погрудный портрет Екатерины II вправо, в малой короне и с орденской лентой через правое плечо.

Об. ст. В верхней половине поля в лавровом венке надпись: «ПОБЪДИ/ ТЕЛЮ». Внизу под обрезом: «ЗАКЛЮЧЕНЪ МИРЪ/ СЪ ПОРТОЮ/ 10 ИЮЛЯ/1774 Г.»

Незначительные различия в штемпелях. Сохранившиеся ушки припаяны к медалям однообразно, возможно, на Монетном дворе.

Русские медали. С. 48, № 176. Табл. XXXV, № 176. Смирнов — нет.

ГИМ. Серебро. Д-31х42 (с ушком); 32х42 (с ушком, отличной сохранности); 31,5х42,5 (с ушком); 30,5х42 (с ушком); 31х43 (с ушком); 31х42,5 (с ушком); 28,5х33 (ушко отсутствует, углы медали обточены, вся поверхность стерта); 30,5х43 (с ушком); 30,5х43 (с ушком); 30,5x43 (с ушком); 30,5х42 (с ушком); 30,5х42 (с ушком); 31х42 (с ушком); 30,5х41,5 (с ушком); 31,5X42,5 (с ушком); В 10,48; 12,10; 11,71; 11,26; 13,53; 10,61; 10,97; 11,14; 8,97; 11,91; 11,93; 11,66; 11,27; 9,90; 11,83.

Эрмитаж. Серебро. Д-30,5х42. В-10,4; 10,80; 10,50; 10,80.

Русско-турецкая война 1787—1791 гг.

V. Кинбурнское сражение 1 октября 1787 года

Выдано 20 серебряных медалей на оранжево-черных лентах ордена Св. Георгия.

9. Л. ст. Императрица Екатерина II вправо, в короне и лавровом венке, с орденской лентой через правое плечо. Круговая легенда: «Б. М. ЕКАТЕРИНА. П. IМП. ИСАМОД. ВСЕРОСС.» По краю одежды инициалы медальера: «Т. I.» Ниже в поле: «Т. Iвановъ».

Об. ст. Надпись в три строки: «КИНБУРНЪ/1.ОКТЯБРЯ/ 1787.». Все известные экземпляры медали являются новоделами, чеканенными в кольце.

Русские медали. С. 54, № 206. Табл. XL, № 206. Смирнов. С. 158, № 305.

ГИМ. Серебро. Д-40 (с ушком); 40 (с ушком). В-27,26; 26,03. Медь. Д-40.

9а. Л. ст. Как № 6г.

Об. ст. Как № 9.

ГИМ. Серебро. Д-40 (с ушком и колечком); В-35,32 Н/д мет- Д-40 (с ушком).

9б. Л. ст. Как № 9, но в поле ниже портрета: «СПБ» (лицевая сторона рублевой монеты с обозначением места выпуска — Санкт-Петербургского монетного двора).

Об. ст. Как № 9.

Эрмитаж. Д-40. В-23,32.

VI. За сверхсрочную службу в легкой кавалерии. Учреждены в 1788 г.

Золотые овальные медали (см. № 10) выдавались за пятилетнюю сверхсрочную службу, серебряные овальные медали (см. № 11) — за трехлетнюю службу сверх установленного срока.

Русские медали; Смирнов — нет.

10. Л. ст. Вензель Екатерины II под императорской короной.
Об. ст. Надпись в пять строк: «ЗА/ УСЕРД/ НУЮ/ СЛУЖ/ БУ».
Эрмитаж. Золото. Овал (с ушком); В-2,96.

11. Л. ст. Как № 10, но иной рисунок вензеля.
Об. ст. Надпись в две строки: «ЗА/ СЛУЖБУ».

ГИМ. Серебро. Овал. Д-29.5Х42 (с ушком); В-12,08.

VII. За сражение в Днестровском (Очаковском) лимане 7, 17 и 18 июня 1788 года

Серебряные медали на голубых (?) лентах ордена Св. Андрея Первозванного.

12. Л. ст. Императрица Екатерина II вправо, в короне и с лавровым венком на голове. Длинные вьющиеся локоны прически. Круговая легенда: «Б. М.ЕКАТЕРИНА II. IМП. ИСАМОД. ВСЕРОСС». В обрезе рукава инициалы медальера: «Т. I.».

Об. ст. Надпись в пять строк: «ЗА/ ХРАБРОСТЬ/ НА ВОДАХЪ/ ОЧАКОВСКИХЪ/ ИЮНЯ 1788».

Смирнов. С. 158, № 306.

ГИМ. Серебро. Д-38,5 (в верхней части отверстие для ношения) ; 38,5 (с колечком, продетым в отверстие); 38 (отверстие для ношения); 38,5 (с проволочным колечком, продетым в отверстие); 39 (два отверстия для ношения — первое, сделанное у самого края медали, сносилось или было неудачно пробито; второе сделано дальше от края); 39 (отверстие для ношения); 39 (двойное колечко в отверстии). В-24,18; 25,04; 22,82; 24,36; 23,51; 24,89; 24,10. ГИМ. Серебро. Д-39,9; 39,5 В-23,19; 24,1.

12а. Л. ст. Как № 12, но подпись медальера «К. В. А».

Об. ст. Как № 12, но расположение букв легенды иное.

Русские медали. С. 54, № 209. Табл. XL, № 209.

12б. Л. ст. Как № 9 и 17.

Об. ст. Как № 12а, но буквы крупнее и расположены компактнее.

ГИМ. Белый металл. Д-40.

VIII. За взятие штурмом Очакова 6 декабря 1788 года

Медали серебряные, овальные, на оранжево-черной ленточке ордена Св. Георгия.

13. Л. ст. Вензель Екатерины II «Е II» под императорской короной. Ниже - скрещенные пальмовая и лавровая ветви.

Об. ст. Надпись в девять строк: «ЗА/ ХРАБРОСТЬ/ ОКАЗАННУЮ/ ПРИ/ ВЗЯТЬЪ/ ОЧАКОВА/ ДЕКАБРЯ/ 6. ДНЯ/ 1788».

Смирнов. С. 160, № 311.

ГИМ. Серебро. Д-24.5Х43.4 (с ушком); 24X42,4 (с ушком); 24,5X43,5 (с ушком); 25X44,5 (с ушком). В-6,30; 5,47; 5,93; 6,68.

ГЭ. Серебро. Д-24,5х43 (с ушком) В-6,19.

13а. Л. ст. Как № 13, но иной рисунок.

Об. ст. Как № 13, но иное расположение букв легенды.

Новоштемпельная медаль, чеканенная на овале большего размера. Русские медали. С. 54, № 210. Табл. XL, № 210.

IX. За экспедицию к Анапе в 1790 году

Серебряные овальные медали на голубой ленте ордена Св. Андрея Первозванного.

14. Л. ст. Вензель Екатерины II «Е II» под императорской короной (ср.: л. ст. № 11).

Об. ст. Надпись в три строки: «ЗА/ВЪРНО/СТЬ».

Русские медали. С. 52, № 198. Табл. XXXVIII, № 198. Неправильно атрибутирована как награда по случаю присоединения к России Крыма.

ГИМ. Серебро. Д-30Х43 (с ушком); 30X35 (следы обломанного ушка). В-11,29; 10,69.

X. За взятие штурмом Измаила 11 декабря 1790 года

Серебряные овальные медали на оранжево-черной ленте ордена Св. Георгия.

15. Л. ст. Вензель Екатерины II под императорской короной, как № 11 и 14.

Об. ст. Надпись в восемь строк: «ЗА/ ОТМЪННУЮ/ ХРАБРОСТЬ/ ПРИ/ ВЗЯТЬЕ/ ИЗМАИЛА/ ДЕКАБРЯ 11/ 1790».

ГИМ- Серебро. Д-30Х40.5 (с ушком); 30X40,5 (с ушком); 30X40,5 (с ушком). В-19,31; 8, 02; 15,47.

В собрании Государственного Эрмитажа хранится серебряная фрачная копия медали с искаженной надписью в девять строк на об. ст.: «ЗА/ ОТМЕННУ/ И/ ХРАБРОСТЬ/ ПРИ/ ВЗЯТИИ/ ИЗМАИЛА/ ДЕКАБРЯ 11/ 1790».

ГЭ. Серебро. В-1,02.

Известны также фантастические подделки из собрания Госу­дарственного Эрмитажа, на оборотных сторонах которых надписи:

а) «ЗА/ХРАСТЬ. НАВО/ ДАХЪ. НАЧЕРН/ ЫМЪ. МОРИ IЮ/ ЛЯ. 29.1790/ ГОДУ».

б) «ЗА/ ЗРАБРАСТЬ/ НАВОДАХЪ НА/ ЧЕРНЫМЪ МО/ РИ IЮНЯ 29/ 1790». В-19,47.

Даты на подделках наиболее близки к дате блестящей победы русского флота под командованием контр-адмирала Ф. Ф. Ушакова в Керченском морском сражении 8(19) июля 1790 года.

XI. Заключение мира с Турцией 29 декабря 1791 года

Серебряные овальные медали на голубой ленточке ордена Св. Андрея Первозванного.

16. Л. ст. Вензель Екатерины II «Е II» под императорской короной. Кругом двойной ободок с точками в нем.

Об. ст. Такой же двойной круговой ободок с точками в нем, как на лицевой стороне. В поле надпись в пять строк: «ПОБЪДИТЕЛЯМЬ/ ПРИ МИРЪ/ ДЕКАБРЯ 29/1791». Между второй и третьей строками разделительная фигурная черта.

В альбоме «Русские, медали...» (С. 56, табл. XL, II, № 221) знак переноса в первой строке отсутствует, припаяно ушко. Не указано на наличие знака переноса также в книге Смирнова (с. 164, № 322). Возможно, здесь речь идет о новоштемпельных экземплярах.

ГИМ. Серебро. Д-32Х40 (отверстие для ношения); 32X40 (отверстие); 32X40 (отверствие); 32X39,5 (отверстие); 32X39,5 (отверстие); 32X39,5 (отверстие); 32X40 (в отверстии колечко); 32X39,5 (отверстие); 32X40 (отверстие); 32X40 (в отверстии колечко); 32X39,5 (в отверстии двойное проволочное колечко); 32X39,5 (отверстие). В-15,63; 14,03; 14,23; 14,30; 14,93; 14,84, 16, 68; 14,39; 15,57; 13,16; 14,43; 15,56.

ГЭ. Серебро. Д-32Х40 (отверстие с колечком и ленточкой); В-16,85.

В собрании Государственного Эрмитажа имеются два экземпляра медали без обозначения знака переноса на об. ст., с припаянными ушками и весом, соответственно 17,58 и 16, 98 г. Наличие ушек и несколько больший вес позволяют считать эти экземпляры новоделами.

В собрании ГИМ хранится также фрачная серебряная копия этой медали с припаянным колечком. Надписи и вензель выполнены резцом. Д-21,5X29,5 (с колечком). В-7,33. Копия сделана уже в XIX веке, когда появилась мода носить на одежде наградные знаки уменьшенных по сравнению с установленными размеров.

Русско-шведская война 1788—1790 гг.

XII. За Роченсальмское морское сражение 13 августа 1789 года

Медали серебряные на оранжево-черной ленточке ордена Св. Георгия.

17. Л. ст. Как № 9.

Об. ст. Надпись в шесть строк: «ЗА/ ХРАБРОСТЬ/ НА ВОДАХЪ/ ФИНСКИХЪ/ АВГУСТА 13./ 1789 ГОДА»,

По краю ободок из бус.

Русские медали. С. 54, № 212. Табл. XLI, № 212 (новодельный экземпляр). Смирнов. С. 160, № 313.

ГИМ. Серебро. Д-39 (следы обломанного ушка); 39 (следы обломанного ушка); 39 (следы обломанного ушка); 39 (отверстие для ношения); 38 (следы обломанного ушка); 38,5; 38,7; 39; 39; 39,5 (следы обломанного ушка); 39 (следы обломанного ушка, отличная сохранность, возможно, новодельный экземпляр). В-22,06; 21,45; 21,76; 20,31; 21,51; 21,44; 22,34; 22,34; 19,92; 20,42; 22,48.

Новодельные экземпляры. Серебро. Д-39 (с ушком); 39,5 (следы обломанного ушка); 40,5; 40 (с ушком); 40 (с ушком). В-24,84; 23,86; 33,62; 25,94; 24,72.

В Государственном Эрмитаже хранятся два экземпляра медали весом 22,69 и 22,15 г. В собрании ГИМ хранится миниатюрная копия медали в серебре, изготовленная из русской монеты достоинством 20 коп.

Л. ст. Правленный резцом профиль Екатерины II вправо.

Об. ст. Надпись в шесть строк, сделанная резцом на предварительно сглаженном поле: «ЗА/ ХРАБРОСТЬ/ НА ВОДАХЪ/ ФИНСКИХЪ/ АВГУСТ: 13/ 1789 ГО».

Серебро. Д-21 (следы ушка); В-3,57.

XIII. За взятие шведских артиллерийских батарей 21 августа 1789 года

Медали серебряные на оранжево-черной ленточке ордена Св. Георгия.

18. Л. ст. Как № 9.

Об. ст. Надпись в три строки: «ЗА/ ХРАБРО-/ СТЬ».

Смирнов. С. 1,58—159, № 307: указывается на два варианта штемпелей лицевой и оборотной сторон медали — с ободком из бус по краю и без ободка (прим. 1, с. 159).

Медаль была выдана в весьма малых количествах, и все известные автору экземпляры представляют собой изготовленные на Монетном дворе в XIX веке новоделы (сделанные методом литья фальшивые медали по мотивам подлинных нами, естественно, не учитываются).

Чеканенные в кольце новодельные медали.

ГИМ. Серебро. Д-40; 39 В-34,64; 20,67. Олово. Д-40. Медь. Д-39.

Русский музей. Серебро. Д-39,6. В-19,80.

В собрании Государственного Эрмитажа хранится новодельный экземпляр из серебра весом в 76,07 г (!).

XIV. Заключение мира со Швецией 3 августа 1790 года

Восьмиугольная серебряная медаль с ушком, чеканившимся одновременно (?) с медалью, на черно-красной ленте ордена Св. Владимира.

19. Л. ст. В овальной двойной рамке портрет Екатерины II вправо, с лавровым венком на голове. Под овалом — скрещенные дубовая и лавровая ветви. Над обрезом правого плеча подпись медальера «Леберехт» в зеркальном изображении.

Об. ст. В овальном, горизонтально расположенном лавровом венке надпись в три строки: «ЗА СЛУЖ-/ БУ И ХРА-/ БРОСТЬ.». Под обрезом надпись в три строки: «МИРЪ СЪ ШВЕЦ./ ЗАКЛ. З.АВГ./ 1790 Г.».

Русские медали. С. 55, 217. Табл. XL, I, № 217. Смирнов. С. 162, № 316а.

ГИМ. Серебро. С ушком. Д-27Х39 (с ушком — 43); с ушком, 27X38,5 (с ушком — 42,5); с ушком, 27X39 (с ушком — 42); с ушком, 27X39 (с ушком — 44); с ушком, 27X39 (с ушком — 43,5); с ушком, 27Х 39 (с ушком — 42,5); с ушком, 27X39 (с уш­ком — 43); с ушком, 27,5X39,5 (с ушком — 43); с ушком, 27x39 (с ушком — 43); с ушком, 27X39,5 (с ушком — 43,5); ушка нет, 27X39; с ушком, 27,5X39,5 (с ушком — 43,5); с ушком, 27,5Х39,5 (с ушком — 44); с ушком,-27X39,5 (с ушком — 43); ушка нет, 27,5X39; с ушком и колечком в нем, 27X39,5 (с ушком — 43); с ушком и колечком в нем, 27X39,5 (с ушком — 43,5); с ушком, 27,5X39,5 (с ушком — 43); с ушком, 27X39 (с ушком — 43); с ушком, 27X39,5 (с ушком — 43); с ушком, 27X39 (с ушком — 43); ушка нет, с отверстием, обрезана по краям, 23X35; с ушком, 27X39 (с ушком — 43); с ушком, 27X30; (с ушком — 43,5). В-15,02; 13,16; 12,78; 13,62; 13,67; 15,36; 14,71; 14,81; 13,24; 14,77; 14,92; 13,05; 14,86; 13,76; 9,29; 13,56; 14,26; 13,16; 13,83; 12,98; 15,12; 10,15; 15,16; 14,93.

Новодельный экземпляр. Серебро. Ушка нет. Д-27,5Х39,5 В-20,06.

XV. Взятие Праги (предместья Варшавы) 24 октября 1794 г.

Серебряная ромбовидная медаль с закругленными углами, на красной ленте ордена Св. Александра Невского.

20. Л. ст. Вензель Екатерины II «Е II» под императорской короной.

Об. ст. Надпись в восемь строк: «ЗА/ ТРУДЫ/ И/ ХРАБРОСТЬ/ ПРИ ВЗЯТЬЕ/ ПРАГИ/ ОКТЯБРЯ 24/1794 Г.».

Русские медали. С. 56, № 224. Табл. XL, II, № 224.

Смирнов. С. 167, № 327а.

ГИМ. Серебро. Колечко припаяно перпендикулярно к плоскости медали. Д-33,5Х44,5 (с колечком); колечко припаяно так же, 33x34 (с колечком); колечко припаяно так же, 32,5X44 (с колечком); колечко припаяно так же, 33X42,5 (с колечком); колечко припаяно параллельно плоскости медали, 34X41,5 (с колечком) В-8,60; 9,56; 8,99; 7,53; 8,29.

Новодельные экземпляры: серебро, колечко припаяно параллельно плоскости медали, 34X39 (с колечком); колечко припаяно так же, 34X39 (с колечком). В-14,20; 12,76.

Чеканенная копия. Большое тонкое колечко припаяно параллельно плоскости медали, 33x30 (с колечком). В-6,97. Чеканена другими, грубо изготовленными штемпелями.

Литая копия. Колечко припаяно. Д-32.5Х40 (с колечком). В-7,55.

1 Дуров В. А. Наградные медали России первой четверти XVIII в. //Труды ГИМ. НС. Ч. 5. Вып. 2. М., 1977. Вып. 49. С. 104—146.

2 Он же. За победу при Кунерсдорфе // Советский коллекционер 1980. № 18. С. 109—116.

3 О них см.: Иверсен Ю. Медали, пожалованные императрицею Екатериною II некоторым лицам Вой­ска Донского, СПб., 1870; Ду­ров В. А. Наградные именные медали для Запорожских и Черно­морских казаков: Геральдика. Ма­териалы и исследования: Сб. Л., 1983. С. 65—83.

4 Об этом см.: Дуров В. А. Русские наградные медали XVIII в. Для народов Балканского полуострова и островной" Греции // Труды ГИМ. Вып. № 61. М., 1986. С. 112—126.

5 Архив Государственного Совета. Т. 1. Ч. 1. СПб., 1869, стлб. 33.

6 Там же.

7 ЦГВИА, ф. ВУА, оп. 1, д. 123, л. 136.

8 Первоначально турецкие войска расположились у озера Кагул, а непосредственно перед битвой по дошли к левому берегу реки Кагул. где и потерпели пораже ние. Поэтому в источниках наряду с названием сражения «у реки Кагул» встречается вариант «у озера Кагул», как в указе от 23 сентября.

9 ПСЗ, собр. 1, № 13511.

10 ЦГВИА, ф. 13, оп. 107, д. 120, л. 176.

11 Там же, л. 180.

12 ЦГВИА, ф. 13, оп. 107, д. 120, л. 185—186.

13 Президент Адмиралтейства адмирал С. И. Мордвинов с самого начала 1770 г. тяжело заболел и «от коллегии отказался». См.: Записки адмирала Семена Ивановича Мордвинова, СПб., 1868. С. 41.

14 Балтийский флот. М.: Воениздат. 1960. С. 56.

15 ЦГАДА, ф. 10, оп. 2. д. 68, л. 1.

16 ПСЗ, собр. 1, № 13512. Подлинник указа, подписанный Екатериной И, хранится в ЦГАВМФ, ф. 227, оп. 1, д. 30, л. 101.

17 ЦГАВМФ, ф. 212, оп. 4, д. 67, л. 67—69об.

18 Там же, л. 79.

19 ЦГАВМФ, ф. 172, оп. 310, л. 84.

20 ЦГАДА, ф. 17, оп. 1, д. 317, л. 4.

21 Висковатов А. В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск с рисунками, составленное по высочайшему повелению. Ч. 6. СПб., 1847. С. 116.

22 А. В. Суворов: Сб. документов. Т. II. М., 1951. С. 347.

23 Сборник военно-исторических материалов. Вып. IV: Письма и бумаги А. В. Суворова, Г. А. Потемкина и П. А. Румянцева: СПб., 1893. С. 203-204. 54 Там же, с. 204.

25 О подвиге С. Новикова см.: А. В. Суворов. Т. II. С. 339.

26 Русское чтение, издаваемое Сергеем Глинкою. Ч. II: Дух века Екатерины Второй. СПб., 1845. С. 253

27 А. В. Суворов. Т. II. С. 339.

28 Там же, с. 365-366.

29 Там же, с. 365.

30 Там же, с. 359-360. Из общей суммы в 15 000 руб. по 4 руб. 25 с четвертью копеек получили принимавшие участие в бою с начала до конца. По два рубля было выдано тем, кто участвовал в сражении не все время. И, наконец, по 1 руб. получили 662 солдата Санкт-Петербургского драгунского полка, которые «сделали поспешной марш 36 верст, прибыли при окончании сражения».

31 Сборник военно-исторических материалов. Вып. IV. С. 209.

32 Архив Государственного Совета. Т. I, стлб. 524.

33 ПСЗ, собр. 1. Т. XXI № 16606.

34 ЦГАДА, ф. 17, оп. 1, д. 316, л. 3.

35 ЦГАВМФ, ф. 166, оп. 1, д. 567, л. 14. Сверхсрочнослужащие, кроме медалей, получали немаловажное для себя право, что их «никто без суда побоями наказывать не может» (См.: ЦГАДА, ф. 10, оп. 3, д. 269, л. 2).

36 ЦГВИА, ф. ВУА, оп. 1, д. 16462, л. 44-45об.

37 А. В. Суворов. Т. II. С. 418-419.

38 Генералы получали эту награду с 30-х гг. XVIII в., причем генеральское золотое оружие украшалось бриллиантами, а офицерское выдавалось без этих украшений. Подробнее об этом см.: Дуров В. А. Русское наградное оружие XVIII в.: Из истории русской армии и оружия // Труды ГИМ. М., 1986. Вып. 61. С. 62—90.

39 ПСЗ, собр. 1, № 16756.

40 Там же.

41 Памятные записки А. В. Храповицкого, статс-секретаря импера

трицы Екатерины Второй. М., 1862. С. 184.

42 Например, К. Осипов пишет: «Солдатам, по обычаю, дали грошовую денежную премию и некоторое количество серебряных медалей». См.: Осипов К. AT В. Суворов. М., 1955. С. 119.

43 Журнал реляциям и докладам князя Потемкина. СПб., 1790. Л. 230, № 71; Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа. Т. II. СПб., 1869. С. 220.

44 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 2415, ч. III, л. 285.

45 ПСЗ, собр. 1, 17036.

46 Подробные сведения об этой медали см.: Помарнацкий А. В. Портреты А. В. Суворова: Очерки иконографии. Л., 1963. С. 28—36.

47 ПСЗ, собр. 1. № 17149.

48 Архив ВИМАИВС, ф. 2, оп. ШГФ,

д. 5268, л. 1.

49 ЦГИА, ф. 37, оп. 17, д. 640.

50 Записки Сергея Алексеевича Тучкова. СПб., 1908. С. 33—34.

51 Собрание... реляций о военных действиях против неприятелей Российской империи. Ч. II. М., 1791 С 53

52 ЦГАДА, ф. 17, оп. 1, д. 317, л. 2.

53 ПСЗ, собр. 1, № 16904.

54 ЦГАДА, ф. 17, оп. 1, д. 317, л. 2. и ЦГИА, ф. 468, оп. 1, д. 4024, л. 363.

66 ЦГАВМФ, ф. 227, оп. 1, д. 61, л. 84. .

67 ПСЗ, собр. 1, № 17287.

68 Даже наградная медаль для запорожских казаков за их смелый рейд по Дунаю в 1771 г. была отчеканена в весовой норме рубля (здесь она не описывается как знак отличия для иррегулярных войск). Об этом см.: Дуров В.А. Наградные именные медали для Запорожских и Черноморских казаков... С. 60—71.

59 До 1762 г. вес русского рубля теоретически должен был соответствовать 25,85 г, позднее — 24,00 г (См.: Уздеников В. В. Монеты России. 1700—1917. М., 1986. С. 412). В связи с этим вес медалей за Кунерсдорф 1759 г. колеблется около 25—26 г, а вес практически всех более поздних медалей, чеканившихся по рублевой норме, не превышает обычно 24 г. (см. Каталог).

60 Дуров В. А. Наградные медали России первой четверти XVIII в. . С. 123.

61 Специальная работа, посвященная медалям за Кунерсдорф, опубликована ранее (см.: Дуров В. А. За победу при Кунерсдорфе...), но в ней не дано подробного описания известных разновидностей штемпелей.