Главная      Георгиевская галлерея

Великий Князь МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ, 1798 -1849, четвертый сынъ Императора Павла I, родился 28 Января 1798 г. и тотчасъ былъ назначенъ генералъ-фельдцейхмейстеромъ и шефомъ гвардейскаго Артиллерийскаго батальона. Воспитателемъ его и брата Николая Павловича былъ генералъ М. И. Ламздорфъ, человекъ грубый и плохой педагогъ, главное же руководство въ деле воспитания и образования молодыхъ Великихъ Князей принадлежало ихъ матери. Несмотря на сильное желание Императрицы Марии Феодоровны отвлечь сыновей отъ слишкомъ сильнаго увлечения военнымъ деломъ и внушить расположение къ наукамъ, последния оставались на второмъ плане, и Михаилъ Павловичъ съ юныхъ летъ обнаруживалъ склонность ,,къ экзерцирмейстерству и капральству". Во время Наполеоновскихъ войнъ Великие Князья стремились на театръ военныхъ действий, но попали туда въ 1814 г., когда все уже было окончено. Съ 1817 по 1819 г. Михаилъ Павловичъ совершилъ большое путешествие по России и Западной Европе, по возвращении изъ котораго былъ назначенъ командиромъ гвардейской пехотной бригады (полки Преображенский и Семеновский) и вступилъ въ управление артиллерией. Въ 1820 г. онъ основалъ Артиллерийское училище (теперь Михайловское), въ 1824 г. вступилъ въ бракъ со своей двоюродной сестрой принцессой Виртембергской Еленой Павловной, въ 1825 г. назначенъ начальникомъ 1-й гвардейской пехотной дивизии. Михаилъ Павловичъ прпнималъ участие въ суде надъ декабристами. Николай I назначилъ брата членомъ Государственнаго Совета и поручилъ ему управление Инженернымъ ведомствомъ и командование гвардейскимъ корпусомъ, командиромъ котораго числился Цесаревичъ Константинъ Павловичъ. Въ 1828 г. Михаилъ Павловичъ принялъ участие въ Турецкой войне (за взятие Браилова получилъ Георгия 2-й ст.) и въ 1851 г. въ усмирении Польскаго мятежа (награжденъ золотымъ оружиемъ за Остроленку и званиемъ генералъ-адъютанта за штурмъ Варшавы). Въ 1831 г. онъ былъ назначенъ командиромъ гвардейскаго корпуса и главнымъ начальникомъ Военно-учебныхъ заведении, а въ 1844 г. главнокомандующимъ гвардейскимъ и гренадерскимъ корпусами.
   Великий Князь Михаилъ Павловичъ былъ въ высшей степени строгимъ и взыскательнымъ до мелочей начальникомъ и не пропускалъ безъ внимания ни малейшаго отступления отъ устава. Взглядъ его въ этомъ отношении былъ очень зорокъ: ни незастегнутая пуговица, ни калоши не проходили незамеченными. Вообще онъ придавалъ особое значение такимъ служебнымъ требоватямъ подъ влиянием грустныхъ событии при восшествии на престолъ Николая I: Михаилъ Павловичъ виделъ въ усиленныхъ требованияхъ службы лучшее средство отвлечь молодое поколение отъ увлечения либеральными идеями. Подъ личиной строгости Великий Князь, однако, таилъ доброе сердце. ,,Въ немъ есть что-то мрачное и суровое", говорить одинъ иностранецъ, живший при русскомъ дворе, ,,но въ сущности его можно назвать le bourru bienfaisant; о немъ разсказываютъ случаи, где онъ проявилъ прекрасныя черты великодушия". Действительно, его доброту показывают его внимание къ нуждамъ подчиненныхъ и щедрость при ихъ поддержке. Михаилъ Павловичъ былъ заботливымъ начальникомъ Военно-учебныхъ заведений, почти ежедневно посещалъ которое-нибудь изъ нихъ и входилъ во все подробности воспитания. Онъ любилъ своихъ воспитанниковъ и не забывалъ ихъ и по окончании ими учения; многие изъ нихъ пользовались его материальной поддержкой.
   Съ юныхъ летъ Великий Князь Михаилъ Павловичъ отличался остроумиемъ и находчивостью. Онъ и въ другихъ любилъ ocтpoyмie и часто прощалъ офицерамъ и кадетамъ шалости, если оне были замысловаты и доказывали умъ. Но ocтрословие Великаго Князя не было злымъ: ему чужда была мысль обидеть кого-либо. Въ этомъ отношении интересны мелкия заметки, характеризующая Великаго Князя, разсеянныя въ переписке Булгаковыхъ, пользовавшихся благоволениемъ его и бывшихъ большими почитателями суроваго добряка. Существуетъ, кроме того, масса анекдотовъ, рисующихъ Великаго Князя какъ въ частной жизни, такъ и служебной и офищалъной его деятельности. Михаилъ Павловичъ былъ беззаветно преданъ своему брату Николаю I. ,,Я хочу, чтобы не меня, а брата любили", говаривалъ онъ, желая оправдать свои строгости и принимая все на себя. Великий Князь долго обладалъ прекраснымъ здоровьемъ, но умерь не старымъ; 11 Августа 1849 г., во время смотра войскъ въ Варшаве, его постигъ нервный ударь; 28 Августа онъ скончался, а 16 Сентября погребенъ въ Петропавловскомъ соборе.
(Съ портрета, принадлежащаго Великому Князю Михаилу Николаевичу.)