Главная      Георгиевская галлерея

 

ЕВГЕНИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ГОЛОВИН, 1782 - 1858, сынъ Александра Ивановича и Екатерины Ивановны, рожд. Вельяминовой, получилъ образование въ Московскомъ университетскомъ пансионе и въ университете, изъ котораго вышелъ въ 1796 г.; въ 1797 г. онъ поступилъ въ военную службу под-прапорщикомъ въ Преображенский полкъ, а въ следующемъ году переведенъ въ Могилевский гарнизонный полкъ. Въ 1799 г. Головинъ совершилъ заграничный походъ, дойдя до Богемии; въ 1801 г. былъ переведенъ въ Фанагорийский гренадерский полкъ, съ которымъ участвовалъ въ Наполеоновскихъ войнахъ 1805 и 1812-14 гг. и въ турецкой кампании 1811 г. и которымъ командовалъ съ 1811 до 1814 года. За боевыя отличия онъ получилъ Георгия 4-й ст. (за Батинъ) и чины полковника (за Бородино) и генералъ-майора (за Лейпцигъ). Съ 1816 по 1828 г. Головинъ командовалъ бригадой 3-й гренад. дивизии, л.-гв. Егер-скимъ полкомъ и гвардейской бригадой (Егерский и Финляндский полки) и 22 Августа 1826 г. пожалованъ въ генералъ-адъютанты. Въ 1828 г. онъ участвовалъ въ Турецкой войне, командуя частью войскъ, осаждавииихъ Варну, а по взятии Варны назначенъ былъ тамошнимъ генералъ-губернаторомъ. Въ это время въ Варне появилась чума. Когда умерли первые 2 солдата, никто не хотелъ выносить ихъ тела. Головинъ явился въ лазаретъ и обратился къ солдатамъ съ такими словами: "Ребята, иду выносить вашихъ покойниковъ, неужели не найдется между вами, русскими солдатами, охотниковъ помочь мне въ этомъ святомъ деле?" Охотники нашлись, и Головинъ съ тремя изъ нихъ вынесъ первое зачумленное тело. Изъ нихъ двое заразились и умерли. Въ 1830 г. Головинъ, назначенный Оренбургскимъ губернаторомъ, отказался отъ этой должности и просилъ уволънения отъ службы, чемъ вызвалъ гневъ Николая I: онъ былъ уволенъ, съ воспрещениемъ жить въ столицахъ, и навсегда лишился звания генералъ-адъютанта. Когда началась Польская война, Головинъ исходатайствовалъ прощение, получилъ командование 26-й пех. дивизхей и принялъ участие въ военныхъ действияхъ, получивъ Георгия 3-й степени. Позднее онъ командовалъ 2-й пех. дивизieй и 1-мъ пех. корпусом и занималъ должности директора комиссии внутреннихъ и духовныхъ делъ и народнаго просвещения Царства Польскаго (1834-1857), Варшавскаго губернатора и главноначальствующаго на Кавказе (1837 -1842), где ему пришлось продолжать: во-первыхъ - упорную борьбу съ горцами, доставившую ему орд. св. Александра Невскаго, Владимира 1-й ст., золотое оружие и чинъ генерала-отъ-инфантерии, во-вторыхъ - вводить новое гражданское положение, выработанное въ Петербурге. Ревизия по случаю неурядицъ при введении этого положения заставила Головина просить объ увольнений отъ должности; черезъ 3 года онъ былъ призванъ на постъ Рижскаго генералъ-губернатора. Здесь Головинъ поставилъ своей задачей объединение Прибалтийскаго края съ империей и весьма содействовалъ стремлению латышей къ переходу въ православие. Однимъ изъ деятельныхъ его сотрудниковъ былъ известный Юрий Самаринъ. Хотя Головинъ нисколько не посягалъ на немецкия привилегии, его деятельность возбудила противъ него ненависть немцевъ, добившихся въ 1848 г. его отозвания изъ Риги. Онъ былъ назначенъ членомъ Государственнаго Совета.
   Скончался Е. А. Головинъ въ июне 1858 года. Принадлежа къ числу ревностныхъ последователей сектантки Татариновой, онъ былъ проникнуть такимъ уважениемъ и благоговениемъ къ ея особе, что, не желая съ ней разстаться, решился отказаться отъ Оренбурга. Головинъ былъ освобожденъ на ея собранияхъ отъ "кружения", но зато долженъ былъ класть по нескольку тысячъ земныхъ поклоновъ передъ иконой. Татаринова имела, по собственному сознанию- Головина, сильное нравственное влияние на него: благодаря ей, его суровый характеръ, причинявший много страданий его подчиненнымъ и домашнимъ, сделался более мягкимъ. Головинъ былъ одаренъ умомъ и получилъ хорошее образовате, владелъ немецкимъ и французскимъ языками, а по-русски говорилъ и писалъ съ замечательными точностью и силою выражений. Въ служебныхъ делахъ онъ отличался строгой исполнительностью и неумолимой взыскательностью, но админи-страторъ былъ посредственный, въ особенности въ преклонномъ возрасте, когда безпамятство и слабохарактерность часто делали его игрушкой въ рукахъ людей, умевшихъ на него влиятъ. Головинымъ открыто на Кавказе целебное свойство Боржомской воды, и по его имени и по имени его дочери источники названы Евгеньевскимъ и Екатерининскимъ.
(Съ портрета, принадлежащего Великому Князю Николаю Михаиловичу.)