Главная      Георгиевская галлерея

Граф АРСЕНИЙ АНДРЕЕВИЧ ЗАКРЕВСКИЙ, 1783-1865, сынъ тверского дворянина поручика Андрея Ивановича, родился 15 Сентября 1785 г.; воспитывался въ Гродненскомъ кадетскомъ корпусе и 19-и летъ выпущенъ прапорщикомъ въ Архангелогородскiй полкъ; участвовалъ въ кампанияхъ 1805-1807 гг., где заслужилъ рядъ отличий и назначенъ адъютантомъ къ молодому гр. Каменскому, которому спасъ жизнь при Аустерлице. Въ Молдавии, при штурме Рущука, былъ контуженъ въ руку и ногу, а за сражение при Батине получилъ орд. св. Георгия 4-й ст. По смерти Каменскаго, назначенъ директоромъ канцелярии военнаго министра. Участвовалъ въ Отечественной войне и за Бородино получилъ св. Владимира 3-й ст.; 3 Декабря пожалованъ Флигелъ-адъютантомъ; за камнании 1813 и 1814 гг. произведенъ въ генералъ-майоры и пожалованъ 8 Октября 1813 г. въ генералъ - адъютанты. Изъ дежурныхъ генераловъ 30 Августа 1823 г. назначенъ Финляндскимъ генералъ-губернаторомъ. Императоръ Николай I назначилъ его членомъ верховнаго суда надъ декабристами, a 19 Апреля 1828 г. министромъ Внутреннихъ делъ, съ оставлениемъ и финляндскимъ генералъ-губернаторомъ. 3 Августа 1830 г. возведенъ въ графское достоинство В. Кн. Финляндскаго. При появлении холеры, посланъ съ громадными полномочиями для борьбы съ нею, но меры эти не остановили страшной "холеры-морбусъ", а крайнее самовластие графа вызвало неудовольствие Государя. 19 Ноября 1831 г. Закревскiй оставилъ службу и 17 летъ оставался не у делъ. 6 Мая 1848 г. графь былъ назначенъ вновь генералъ - адъютантомъ и московскимъ военнымъ генералъ-губернаторомъ. После князя Щербатова Москву нужно было подтянуть въ виду призраковъ революции и шатания умовъ... " и ракетою конгревской на уснувший городъ палъ пресловутый графъ Закревскiй"; не менее пресловутый князь Меншиковъ говорилъ тогда, что стала Москва "не только святой, но и великомученицей". Въ следующемъ году Закревскiй назначенъ членомъ Государственнаго Совета и получилъ Андреевскую звезду, а Александръ II въ день коронации пожаловалъ ему свой портретъ при милостивомъ рескрипте.
   Уволънение Закревскаго 16 Апреля 1859 г. было полной неожиданностью и последовало за то, что его единственная, балованная дочь гр. Лидия Нессельроде отъ живаго мужа, съ ведома отца, была повенчана съ кн. Друщимъ-Соколинскимъ и уехала за границу съ паспортомъ, незаконно даннымъ генералъ-губернаторомъ. Графъ донесъ Государю только тогда, когда это перестало быть секретомъ. После оставления поста генералъ-губернатора, Закревскiй жилъ большею частью въ Италии и умерь во Флоренции 11 Января 1865 г.; погребенъ въ своемъ имении, "Galertto", близъ Флоренции.
   Получивъ самое скудное образование, безъ всякой протекции, Закревскiй всемъ былъ обязанъ только себе и часто съ гордостью говорилъ о своемъ "прямомъ пути" и о "чистоте своихъ намерений". А. П. Ермоловъ, гр. Киселевъ, братья Булгаковы, гр. Воронцовъ были его друзьями и признавали за нимъ выдающаяся способности и безукоризненную честность; они даже находили у него отзывчивое сердце и добрую душу, для большинства, впрочемъ, где-то глубоко скрытыя подъ ледяной оболочкой; даже недоброжелатели считали его человекомъ далеко незауряднымъ. Чуждый какихъ-либо либеральныхъ тенденций, онъ своимъ здравымъ разсудкомъ ясно виделъ недостатки окружающей его действительности, и ему нельзя отказать въ понимании политическихъ событий; особенно отрицательно онъ относился къ деятельности Аракчеева, котораго называлъ "чумой", "змеемъ" и "единственнымъ государственнымъ злодеемъ". Но высокомерие, резкость и недоступность сближали его самого съ этимъ ненавистнымъ временщикомъ, и онъ мало кемъ былъ любимъ, хотя самъ этого не замечалъ. Въ Москве, куда онъ явился уже на закате своихъ дней, Закревскiй уверялъ, что ему "нужно было быть суровымъ по виду", и былъ серъезно убежденъ, что править столицей только "патриархально", въ ея духе, являясь защитникомъ правыхъ и грозой для всякаго зла; однако, благодаря тяжелой опеке надъ обывателями, административному произволу и системе шпионства, для большинства Закревскiй являлся капризнымъ и подозрительнымъ деспотомъ, ставившимъ свою волю вне закона, при томъ еще доступнымъ стороннему влiянiю, начиная съ легкомысленной его дочери и кончая его камердинеромъ, знаменитымъ Матвеемъ. Человекъ непреклонной воли и железнаго характера, грозный графъ, передъ которымъ все трепетало, пасовалъ предъ натискомъ своихъ домашнихъ и являлся безпомощно слабымъ предъ капризами своей любимой, доброй, но причудливой жены, гр. Аграфены Федоровны, причинявшей ему не мало огорчении, какъ человеку и супругу.
   (Съ миниатюры изъ собрания П. И. Щукина, въ Москве.)