Главная      Георгиевская галлерея

Графъ АЛЕКСЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ ОРЛОВ-ЧЕСМЕНСКИЙ, 1735-1807, брать Фаворита Екатерины II князя Г. Г. Орлова , родился 25 Сентября 1735 года; мало известно о детскихъ годахъ жизни этого крупнаго русскаго человека, прегрешившаго въ устранении Петра III, прославившаго себя Чесмою, опозорившаго свое имя Таракановой. Въ 1749 г. Орловъ поступилъ солдатомъ въ Преображенский полкъ, но выдвинулся и приобрелъ известность лишь со времени переворота 28 июня 1762 г., возведшаго Императрицу Екатерину Алексеевну на престолъ. Онъ помогалъ брату Григорию и усердно вербовалъ сторонниковъ Государыни среди гвардейцевъ, любившихъ братьевъ Орловыхъ за ихъ щедрость, силу и простоту; въ ночь на 28 июня именно онъ ездилъ въ Петергофъ и привезъ оттуда въ карете Императрицу въ Петербурга. "Подъ утро", пишетъ Екатерина II, "въ мою комнату входить Орловъ и говорить совершенно спокойнымъ голосомъ: Пора вставать, все готово, чтобы провозгласить васъ". После переворота ему вверена была охрана личности низверженнаго Императора, и въ его присутствии, и не безъ его участия, совершается въ Ропше 1 июля катастрофа, устранившая Петра III. Впопыхахъ, на клочке бумаги послалъ Орловъ Екатерине о совершившемся событии записку, которая даже въ глазахъ Павла I реабилитировала участие его матери въ ропшинской трагедии. Заслуги Орлова были велики, и новое царствование принесло ему видное положение, графство, почести и чрезмерное богатство. Въ конце 60-хъ гг. больной Орловъ отправился за границу лечиться, имея въ то же время важное политическое поручение - возбудить возстание грековъ и славянъ противъ турецкаго ига; ему же было вверено во время первой Турецкой войны командование русскимъ флотомъ въ Архипелаге, результатомъ чего было истребление турецкаго Флота въ Чесменской бухте въ ночь съ 25 на 26 июня 1770 года. "Победы совершеннее быть не можетъ", и значение Чесменской битвы было достойно оценено Екатериной: за "славную баталию", покрывшую Орлова "безсмертной славой", онъ получилъ св. Георгия 1 кл. и Кейзеръ-флагъ, брильянтовую шпагу и титулъ "Чесменскаго". Зато другой "подвигъ" въ Италии омрачилъ доброе имя Орлова: это поимка имъ неизвестной молодой женщины, называвшей себя дочерью Императрицы Елисаветы Петровны и известной подъ именемъ Таракановой. Онъ увлекъ легкомысленную красавицу, прикинувшись влюбленнымъ, и предалъ ее, когда она ему вполне доверилась.... Удаление отъ двора брата Григория повлекло за собой уходъ со службы и графа Чесменскаго, который позднее даже отказался отъ лестнаго предложенхя Императрицы-командовать флотомъ въ Средиземномъ море во время 2-й Турецкой войны. Царствование Павла I принесло Орлову целый рядъ неприятностей: онъ долженъ быль участвовать въ церемоний совместныхъ похоронъ тела скончавшейся только - что Императрицы и останковъ умершаго въ 1762 г. Петра III, неся чрезъ весь Петербург его корону, затемъ быль лишенъ пенсии и удалился за границу, откуда вернулся только въ царствование Александра I. Орловъ умерь въ Москве, въ своемъ Нескучномъ, 24 Декабря 1807 года и погребенъ въ селе Отраде, Подолъскаго, уезда, Московской губернии.
     Необыкновенный силачъ, богатырь ростомъ и сложениемъ, Орловъ быль любителемъ всякаго спорта; онъ страстно любилъ кулачный бой и борьбу и всю жизнь носил на левой щеке шрамъ, давший ему прозвище ,,le balafre", - результат трактирной драки. Любитель животныхъ, отъ лошадей до обезьянъ и канареекъ, Орловъ создалъ типъ русскаго "орловскаго" рысака. Москва любила Орлова и считала его своимъ, его доброта, его простота въ обращении привлекали къ нему простой народъ, любовавшийся его азиатской роскошью, его пышными выездами на московския гулянья, его праздниками "подъ Нескучнымъ" и бегами его рысаковъ. Изъ всехъ братьевъ Орловыхъ Алексей Григорьевичъ былъ ,,въ истинномъ смысле слова народный человекъ, въ силу того, что у него были общие вкусы съ народомъ, общия радости, общия верования", изъ всехъ Орловыхъ зато въ немъ одномъ иностранные дипломаты признавали качества государственнаго человека: спокойствие, ясность мысли и взглядовъ, упорство въ преследовании целей...

На прилагаемомъ портрете, чрезвычайно редкомъ, можно сказать, единственномъ, графъ Орловъ изображенъ еще въ сравнительно молодыхъ годахъ, въ мундире подполковника Преображенскаго полка (полковникомъ была сама Императрица), каковымъ онъ былъ пожалованъ въ 1767 году.
(Съ миниатюры, принадлежащей Великому Князю Николаю Михаиловичу.)


(Съ миниатюры-складня изъ собрания графа А. В. Орлова-Давыдова, въ С.-Петербурге.)