Главная      Георгиевская галлерея

Князь ВАСИЛИЙ МИХАИЛОВИЧ ДОЛГОРУКИЙ-КРЫМСКИЙ, 1722-1782, сынъ кн. Михаила Владимировича отъ брака съ княжной Евдокией Юрьевной Одоевской, родился 1 Июля 1722 г.; 13 летъ началъ службу солдатомъ и уже черезъ годъ, во время Турецкой войны, былъ на штурмахъ Перекопа и Очакова. Въ царствованiе Императрицы Елизаветы командовалъ Тобольскимъ пехотнымъ полкомъ, а въ Семилетнюю войну генералъ-майоромъ участвовалъ во многихъ делахъ и былъ тяжело раненъ подъ Кюбриномъ, после чего произведенъ въ генералъ-поручики и награжденъ орденомъ св. Александра Невскаго. Екатерина II въ день коронации пожаловала его въ генералъ - аншефы, а въ 1767 г. онъ получилъ Андреевскую звезду. Въ 1771 г. ему поручено командованiе apмией, направленной на Крымский полуостровъ, вместо "персональнаго оскорбителя" Екатерины гр. П. И. Панина. Быстро овладевъ, 15 Июня, Перекопской линией, при чемъ 60/т. армия неприятеля была обращена въ бегство, Долгорукий двинулся въ глубь Крыма, взялъ Арабатъ и 29 июня былъ уже въ Кафе. Керчь и Еникале были брошены турками, ханъ Селимъ-Гирей бежалъ, и въ 2 недели весь полуостровъ оказался во власти Poccии. Св. Георгий 1-й ст. и 60/т. руб. были наградой победителю, которому Императрица писала: "Приметна мне стала изъ писемъ вашихъ ваша персональная ко мне любовь и привязанность, и для того стала размышлять, чемъ бы я могла вамъ сделать приязнь? Портрета моего въ Крыму нетъ, но вы найдете его въ табакерке, кою при семь посылаю". Черезъ месяцъ Долгорукий заключилъ съ крымцами "неразрывный союзъ", отделивший навсегда Крымъ отъ Турции. По окончании войны: Долгорукiй нолучилъ шпагу съ алмазами, бриллиантовые знаки къ св. Андрею, еще 60.000 руб. и прозвище "Крымскаго". Говорятъ, что онъ ожидалъ чина Фельдмаршала и, обиженный, оставался не у делъ, пока Екатерина не назначила его 11 Апреля 1780 г. главнокомандующимъ въ Москву, где онъ и умерь 50 Января 1782 г. Похороненъ въ с. Полуектове-Волынщине, Рузскаго уезда, Московской губернии, въ церкви Трехъ Святителей. Домъ Долгорукаго, въ Охотномъ ряду (теперь Российское Благородное Собранiе) купленъ былъ после его смерти Московскимъ дворянствомъ.
     Современники единогласно признавали Долгорукаго "очень храбрымъ", но не сходились въ оценке его военныхъ талантовъ, и иные называли его "мало искуснымъ" и даже-"неспособнейшимъ". Но если бы даже, съ точки зрения военнаго искусства, его лавры не были прибретены дорогою ценою, то имя Долгорукаго неразрывно связано съ крупнымъ политическимъ фактомъ, важнымъ для Pocciи и национальнаго русскаго самолюбия. Какъ администраторъ, откровенно сознаваясь въ своей неопытности, Долгорукiй искренно заботился о порядке и справедливости и, не справляясь съ законами, отечески творилъ судъ и расправу по своему разумению; доступъ къ нему былъ всегда свободенъ, и даже во время припадковъ подагры, въ халате, онъ принималъ просителей, лежа на диване. Онъ былъ исконный москвичъ, и Москва гордилась имъ и любила за простоту и патриархальность. Добрый, онъ былъ строгъ съ подчиненными. "Я человекъ военный, въ чернилахъ не окупанъ", говорилъ онъ, подчеркивая свое отвращение къ взяточничеству и крючкотворству. "Князь жилъ по-русски, былъ хлебосолъ, щедрый человекъ. Москва о немъ долго плакала, тужитъ и поныне при всякомъ сравнении съ заступающими его место"... такъ пишетъ кн. И. М. Долгорукiй въ своемъ "Капище сердца". Другой поэтъ, тоже соврсменникъ, Ю. А. Нелединскiй - Мелецкий, посвятилъ ему эпитафию:


"Прохожий, не дивись, что пышный мавзолей
"Не зришь надъ прахомъ ты его;
"Бываютъ оною покрыты и злодеи;
"Для добродетели нетъ славы отъ того
"Пусть гордость тленныя гробницы созидаетъ,
"По Долгорукову - жъ Москва рыдаетъ".


(Съ портрета Рослена 1776 г.; собственность князя И. Д. Долгорукаго, с. Волынщина, Московск. губ.)