Главная      Георгиевская галлерея

Князь АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ МЕНШИКОВ, 1787-1869, сынъ сенатора князя Сергея Александровича отъ брака съ княжною Екатериною Николаевною Голицыной, правнукъ знаменитаго "птенца гнезда Петрова", родился 11 Сентября 1787 г., началъ службу въ 1805 г. при Берлинской и Лондонской миссияхъ но, 4 года спустя, перешелъ въ гвардейскую артиллерию и участвовалъ въ Турецкой кампании, при чемъ за переправу черезъ Дунай и занятие Туртукая получилъ орденъ св. Владимира 4 ст., а на штурме Рущука былъ раненъ въ ногу. Въ 1811 г. пожалованъ во Флигель-адъютанты. Во время Отечсственной войны и кампании 1813 г. участвовалъ во миогихъ делахъ, а при взятии Парижа опять раненъ "въ левый мослакъ". 6 Октября 1817 г. пожалованъ генералъ-адъютантомъ и сопровождалъ Государя на конгрессы въ Троппау, Лейбахъ и Верону. Съ этого времени отношение Александра I къ нему изменилось. Благодаря своему злому языку, онъ имелъ много враговъ и прослылъ вольнодумцемъ и либераломъ, чему способствовалъ также поданный имъ проектъ освобождения крестьянъ. Отказавшись отъ назначения командиромъ Черноморскаго флота, по неимению познаний въ морскомъ деле, а затемъ не принявъ предложение отправиться посланникомъ въ Дрезденъ, вышелъ 24 Ноября 1824 г. въ отставку. Говорять, что тяготясь бездельемъ, онъ занялся въ это время изучениемъ морского дела, такъ что, вернувшись на службу 6 Января 1826 г., онъ считался уже въ немъ специалистомъ. Въ этомъ же году онъ ездилъ въ Персию для переговоровъ, а затемъ участвовалъ въ Персидской войне; переименованный въ контръ-адмиралы, во время войны съ Турцией за взятие Анапы награжден, орденомъ св. Георгия 3 кл. и произведенъ въ вице-адмиралы, а подъ Варной тяжело раненъ ядромъ въ обе ноги. 17 Марта 1850 г. назначенъ членомъ Государственнаго Совета, въ следующемъ году Финляндскимъ генералъ-губернаторомъ, въ 1836 г. управляющимъ Морскимъ министерствомъ, въ 1841 г. пожалованъ Андреевской лентой. Въ 1853 г. кн. Меншиковъ былъ посланъ въ Константинополь для переговоровъ съ Турцией, но своей гордостью, самодовольной самоуверенностью и безтактностью испортилъ въ конецъ все порученное ему дело: ему не удалось объездить лошадь "Султанъ", а если онъ и заставилъ "вертеться диванъ", какъ онъ хвалился, то диванъ завертелся не въ интересахъ Pocciи, и результатомъ была Крымская кампания; при этомъ главнокомандующимъ въ Крыму былъ назначенъ самъ кн. Меншиковъ. 23 Февраля 1855 г., "по разстроенному здоровью" онъ былъ уволенъ после ряда неудачъ. Меишиковъ не имелъ качествъ полководца: мрачный и нелюдимый, съ суровымъ, лицомъ, онъ не дарилъ солдатъ ни приветомъ, ни одобрениемъ; войска редко его видели, не знали и не верили ему. Затемъ онъ былъ назначенъ, 9 Декабря 1855 г., Кронштадтскимъ генералъ-губернаторомъ, съ правами главнокомандующего. После Севастопольской кампании физические силы его начали падать, но онъ прожилъ еще более 10 летъ и умеръ 19 Апреля 1869 года. Меншиковъ оставилъ обширныя записки, находящиеся у одного изъ его потомковъ, князя Гагарина.
   Безспорно человекъ выдающагося и тонкаго ума, большихъ способностей, разносторонне образованный и начитанный, съ громадной памятью, князь Меншиковъ отталкивалъ отъ себя людей своей черствостью и тщеславиемъ, своимъ бездушиемъ, себялюбиемъ и своимъ злоязычиемъ; его остроумные выходки, его колкия слова могутъ составить целый сборникъ анекдотовъ, но зато ему приписываютъ много такого, чего онъ и не говорилъ. Онъ не щадилъ ни друзей, ни враговъ, одинаково порицалъ и порокъ и добродетель; сегодня осмеивалъ то, предъ чемъ вчера еще преклонялся. Великий Князь Михаилъ Павловичъ говорилъ, что, если смотреть на князя съ двухъ сторонъ, то "одному будетъ казаться, что онъ насмехается, а другому, что онъ плачетъ". По словамъ Д. Давыдова, Меншиковъ "умелъ приспособить свой умъ ко всему", но онъ не могъ сделать своего ума изъ разрушающаго созидающимъ. Враги говорили о немъ, что у него нетъ никакихъ убеждений, и что онъ неспособенъ ни къ какимъ человеческимъ чувствамъ, друзья старались уверить въ его мягкосердечии, котораго онъ будто бы стыдился, въ его благотворительности, которую онъ тщательно скрывалъ, а самъ онъ уверялъ, что нисколько "не безпокоится о мнении людей" и, прослывъ скупцомъ, "старается сохранить эту репутацию". Царедворецъ и кабинетный ученый, съ умомъ отрицательнымъ, князь А. С. Меншиковъ не могъ быть ни хорошимъ полководцемъ, ни полезнымъ Государствсннымъ человекомъ.
   (Съ портрета Г. Дау; собственность князя В. Н. Гагарина, с. Никольское-Гагарино, Московск. губ.)